«Кто и зачем подставил Виктора Бабарико-2»: занимательное кремлеведение

Наш вчерашний текст о ситуации с российским влиянием и сценариями по выборам в Беларуси вызвал бурное обсуждение.

В частности, аудитория интересуется, зачем для того, чтобы «сделать неприятно» Виктору Бабарико, нужен был целый Bloomberg, и достигло ли это «неприятно» своей цели, а также вообще зачем нужна была вся эта история с выдуманными консультациями. В самой статье для объясняения всей кремлевской логики не было места, поэтому дадим необходимые пояснения в этой колонке.

Давайте посмотрим еще раз на текст высказывания некого лица из, предположительно, АП РФ. Так вот, это высказывание — в первую очередь о том, что «в нынешней ситуации с Беларусью виноваты США». То есть речь идет о геополитических претензиях Кремля к США, которые возвращают посла в Беларусь, поставляют нефть для уменьшения зависимости от России, и так далее. В этом контексте это самое лицо из АП утверждает суверенитет Кремля над Беларусью (фактически, феодальное право), заявляя как бы мимоходом, что самый популярный альтернативный кандидат был не просто частью российского бизнеса, напрямую связанного с ближним кругом Путина, а «консультировался» в Москве о своем выдвижении. Чтобы отправить послание такого рода США, нужно серьезное международное медиа, ни одно из домашних российских для такого рода дел не подходит. Таким образом, в глазах Запада, по замыслу автора послания, Беларусь видимым образом остается под контролем России, включая кандидатуры и выборы президента. При этом, как следствие токсичности связей с Кремлем, привлекательность Бабарико как возможного партнера для диалога с Западом резко падает. 


С геополитической частью логики Кремля вроде бы понятно, но для чего делать Бабарико «неприятно»?


Ровно по этой же причине — представлении о феодальном праве сюзерена. Дело в том, что не «проконсультировавшись» с каким-либо из отростков Кремля, Бабарико поставил под сомнение всю систему отношений с Беларусью и, шире, СНГ, как ее представляет себе Кремль. Мы все хорошо знаем из истории последних 20+ лет о традиции ездить за «консультациями» и поддержкой в Москву как беларуских акторов, так и политиков из других стран бывшего СССР. Фактически, таким образом происходило утверждение право Москвы на регион как область ее законных интересов. И вот ни кто иной, как ведущий альтернативный кандидат в президентской гонки Беларуси, части Союзного Государства, выдвигается, никого даже не ставя в известность, не то, что не спрашивая разрешения. Это, в глазах Кремля, слом системы, бунт против сюзерена. 

А теперь добавим, что Бабарико — не просто независимый кандидат-тяжеловес, а 20 лет был топ-менеджером, а значит — частью российского бизнеса, тесно связанного с государством и ближним кругом Путина. В этом случае самостоятельное выдвижение без предварительного уведомления — это еще и высшее проявление нелояльности (не говоря уже о договороспособности). И, с точки зрения россиян, еще и сознательное создание рисков для Белгазпромбанка, поскольку в России хорошо знают, что бывает с бизнесами, которые оказываются связаны с независимыми политически активными деятелями. 

Мы сейчас не будем предполагать, возникли ли вопросы по поводу Бабарико и Беларуси у Путина, который в данный момент отсиживается в бункере с обеззараживающим туннелем — но они появились бы рано или поздно.

В общем, Бабарико бросил вызов российской системе на всех возможных уровнях. Такое просто так не прощают. Что можно было сделать для сохранения лица Кремля на этом этапе, как раз и было сделано — кандидат «приватизирован» публично, а заодно и получил таким образом, порцию неприятностей, по представлению того самого лица из АП.