Как Путин спасает Лукашенко

Как Путин спасает Лукашенко

Объясняет российский политолог

Михаил Климентьев / Reuters
24.08.2020

Александр Морозов – эксперт iSANS, российский политолог, научный сотрудник Академического центра Бориса Немцова в Праге. В интервью «Свободе» он рассказал, как Владимир Путин помогает Александру Лукашенко оставаться у власти.

Вкратце:

  • Путин решил поддержать Лукашенко,
  • Благодыренко, глава Sputnik, оказывает информационную поддержку, ИМА-консалтинг – PR поддержку,
  • Цель стратегии Путина – помочь Лукашенко расколоть протестующих, дискредитировать оппозицию и создать имидж массовой поддержки Лукашенко,
  • Лукашенко просто жертвует суверенитетом Беларуси ради сохранения своей личной власти,
  • В результате возможных повторных выборов в Беларуси, голоса избирателей могут быть не в пользу тех лидеров, которые сегодня находятся в оппозиции, а в пользу некой компромиссной фигуры,
  • Кремль может взять под контроль Беларусь без какого-либо вторжения,
  • Может быть сформирован консорциум Франции, Германии и России, чтобы добиться ухода Лукашенко благодаря повторным выборам,
  • На самом деле, Путин никогда не руководствуется благородной идеей – как вступить в союз с какими-либо западными лидерами и выйти из-под санкций благодаря этому,
  • Существует символическая, атмосферная связь между ужасным садизмом на Окрестина и улицах Минска и покушением на Навального.

 – Александр, 20 августа вы опубликовали информацию о том, что в Минск прибыла большая команда российских специалистов-пропагандистов, политтехнологов, специалистов по безопасности. Александр Лукашенко признал, что россияне пришли работать на белорусское телевидение вместо забастовщиков-сотрудников БТ. А насколько точна информация о приезде политтехнологов и экспертов по безопасности?

– Похоже, что после 14 августа, когда состоялся первый телефонный разговор Владимира Путина и Александра Лукашенко, Путин принял определенные меры и раздал поручения. Уже состоялись два заседания Совета безопасности РФ по ситуации в Беларуси, последнее – в пятницу.

Мне кажется, что результат следующий. Путин дал команду подготовить инфраструктуру, которая может работать в зависимости от развития ситуации. В эту инфраструктуру входят, прежде всего, СМИ, в частности Андрей Благодыренко, управляющий Sputnik. Сам по себе Спутник – не очень популярное и достаточно бессмысленное кремлевское пропагандистское СМИ. Но его кадровое положение позволяет ему быстро взаимодействовать с Дмитрием Киселевым, руководителем информационного агентства «Россия сегодня», и с Маргаритой Симоньян, возглавляющей RT. В свою очередь, это позволяет привлекать ресурсы не только кремлевских СМИ, но и подконтрольных Симоньян блогеров.

У этого человека широкий спектр возможностей. Здесь нельзя сказать, что он просто оказывает помощь в технической поддержке телевидения в Минске. Здесь поставлена задача – синхронизировать описание ситуации в российских и белорусских государственных СМИ. Это их задача.

Что касается безопасности, то мы видим, что самолет спецсвязи ФСБ прилетел в Беларусь второй раз. Вчера он прибыл сразу после заседания Совета безопасности. Он позволяет осуществлять обмен данными с высокой степенью шифрования, и дает возможность предоставлять руководству России актуальную информацию о ситуации с безопасностью в Беларуси.

Что касается политтехнологов, то многие отметили, что характер политической пропагандистской деятельности у Лукашенко изменился. Сама по себе система пропаганды Лукашенко довольно архаична, ее модель напоминает поздний Советский Союз. Там нет таких современных политтехнологов как у Кремля. И вот их привлекают.

Из Москвы идут слухи, что к этому причастно агентство «ИМА Консалтинг». Это очень известное, одно из крупнейших, агентств. Оно работало в предвыборной кампании Путина. Это агентство отправило своих сотрудников в Минск. Примерно понятно, какая цель у них может быть. Они будут заниматься созданием имиджа митингов и организаций, выступающих за Лукашенко, созданием имиджа наличия другой точки зрения, демонстраций, что есть большАя часть общества, которая поддерживает Лукашенко.

 – Почему первое время после беларусских выборов в информационной политике государственных СМИ РФ возникла некоторая неточность? Информационные агентства давали достаточно сбалансированную информацию, в ток-шоу по телевизору звучали разные оценки и голоса, а ряд прокремлевских политиков – Косачев, Затулин – очень резко отзывались о Лукашенко. Видите ли вы сейчас большую согласованность в информационной политике?

– Да, на мой взгляд, тон изменился. Действительно, в первые 3-4 дня у Кремля еще не было четкого, однозначного консолидированного ответа. К протесту такого масштаба не был готов никто – не только Лукашенко, но и Кремль. Действительно, были разные оценки, заметны были интервью Затулина.

За последний год в белорусско-российских отношениях было много напряженности. В СМИ много говорилось о том, что Лукашенко не идет на интеграцию, он предпринимает различные конфликтные действия против Москвы, например, арест одного из лидеров «Уралкалия» в Минске. Кремль весь последний год оказывал на него ужасное давление, а кремлевские СМИ угрожали ему чуть ли не танками.

А когда начались протесты, реакции были разные, потому что позиция Путина была неизвестна.

Сейчас, на мой взгляд, его позиция определилась, он выбрал стратегию. И в рамках ее он будет действовать.
Цель этой стратегии – помочь Лукашенко добиться раскола в рядах протестующих. Показать, что есть Координационный совет, а есть еще и Фронт национального спасения Валерия Цепкало, который довольно активно продвигается кремлевскими СМИ.

Вторая задача – дискредитировать лидеров оппозиции. Это традиционная модель действий Кремля. Вот есть члены Координационного совета, члены забастовочных комитетов, общественные деятели – словом, любые фронтмены. Дискредитировать любым способом – фактами биографии, извлеченными из ничего высказываниями. Это используется и против российской оппозиции.

Третий пункт этой программы – создать для Лукашенко второе «крыло», чтобы он оказался над этим конфликтом. Так часто делают в России. Вот есть с одной стороны протестующие, Координационный совет, забастовочный комитет, а с другой стороны – массовое движение в поддержку Лукашенко. Давайте говорить не о том, что большинство на стороне протестующих, а о том, что есть две силы, между ними нужен диалог. И Лукашенко должен быть выше диалога. На мой взгляд, Кремль в ближайшее время намерен реализовать такую ​​схему.

Для этого он вводит своих политтехнологов, для этого синхронизирует медиа-дискурсы – российский и беларусский.

При этом протестующим будет приписано то, чего у них нет – русофобия, полная зависимость от западных «кукловодов».

 – Еще до выборов в Беларуси были расчеты, что Москва заставит ослабленного Лукашенко углубиться в интеграцию. Не кажется ли это неизбежным сейчас, если он сохранит власть с помощью России?

– Да, думаю, вы правы, потому что сам факт публичной капитуляции Лукашенко перед Кремлем сильно его ослабляет. После этого ужасного садизма 10-13 августа он потерял даже электоральную поддержку, которая была у него до выборов, хоть какая-то, но была.

Он ослаблен перед белорусами, при этом он ослабил себя перед Кремлем буквально до потери суверенитета. Я думаю, что он просто жертвует суверенитетом Беларуси ради сохранения своей личной власти.

Теперь сложилась парадоксальная ситуация. У оппозиции есть три варианта, три варианта развития событий: прибегнуть к насилию, обострению – это первый вариант, второй вариант – сдаться Москве, третий вариант – повторные выборы.

Парадоксально, но у Лукашенко есть три точно таких же выбора: либо еще больше усилить насилие в той или иной форме, либо сдаться Москве, либо пойти на повторные выборы.

Надо сказать, что первый и второй варианты – худшие для Беларуси. И в этом смысле повторные выборы в любой форме – с Лукашенко, без Лукашенко, на мой взгляд, лучший выход из ситуации.

Понятно, что в результате этих повторных выборов (здесь нам нужно смотреть реалистично) Кремль, Москва будут иметь сильные позиции в беларусской политике. Здесь ничего нельзя сделать. Более того, в результате этих повторных выборов не исключено, что голоса электората будут не в пользу тех лидеров, которые сегодня находятся в оппозиции, а за некую компромиссную фигуру. Может быть, беларусы после ухода Лукашенко найдут более безопасную фигуру.

Но даже в этом случае это все же лучше, чем эскалация насилия со стороны Лукашенко и безнадежность, которая будет расти в беларусском обществе. И это лучше, чем незаметно, путем торговли, сдаться Кремлю, впустить в Беларусь олигархов, которые будут оплачивать деятельность московских политтехнологов. Это, конечно, гораздо более мрачный сценарий для Беларуси, чем повторные выборы.

 – Почему Лукашенко приводит армию в полную боевую готовность, говорит о военной угрозе со стороны стран НАТО? Приглашает ли он таким образом российские войска в Беларусь? Он хочет спровоцировать военные действия?

– Я считаю, что Лукашенко не рассчитывает на российские войска и правильно делает, потому что абсолютно все российские эксперты, в том числе и прокремлевские, критически и негативно относятся к перспективе военного вторжения в Беларусь. Более того, в этом нет необходимости. На мой взгляд, Кремль способен взять Беларусь под контроль без какого-либо вторжения.

В том случае, если сам Лукашенко не выступает против информационного, политико-технологического и кадрового влияния России, военного вторжения не требуется, более того, оно даже вредно. Лукашенко буквально с первого дня после выборов, как только он столкнулся с протестом, стал переходить к милитаристской риторике. Как, впрочем, и всю последнюю неделю перед выборами. Он начал посещать войсковые части, позже стал перебрасывать спецназ с места на место.

Видимо для него это одна из демонстраций того, что он контролирует ситуацию, что он силен. Внешнеполитическое измерение этого, на мой взгляд, не имеет значения, потому что, конечно, страны НАТО прекрасно понимают, что сами не планируют никаких военных действий на Востоке, и понимают, что беларусские войска не представляют для них никакой угрозы. Поэтому здесь, думаю, не стоит придавать большое значение этим маневрам Лукашенко с войсками, они не так важны, как политическая торговля, которая сейчас идет между Москвой и Минском касаемо будущего.

 – На ваш взгляд, какие сейчас варианты действий у Запада?

– Довольно интересный прогноз, хотя, может быть, не слишком реалистичный, опубликовал Минский институт стратегических исследований, в котором работает известный эксперт Юрий Царик и ряд других довольно умных людей. В последние два дня они описывали в своем телеграм-канале прогноз о том, что может быть сформирован консорциум из Франции, Германии и России, который вынудит уйти Лукашенко после повторных выборов.

Должен сказать, что пока контуры этого не просматриваются и, на мой взгляд, такой конкретной стратегии нет. Европейские страны не признали эти выборы и их результаты. Это фиксированная ситуация. Из этого вытекает логика повторных выборов, потому что если эти выборы не признаются, то государство не может существовать без законной власти и в какой-то момент оно должно быть легитимировано, что означает повторные выборы.

С другой стороны, нельзя переоценивать возможности Европы. Дело в том, что если Кремль не согласен на перевыборы, то, конечно, у Берлина и Парижа нет инструментов для давления на него. Нет их и в Варшаве, Праге и Вильнюсе, которые активно участвуют в поддержке белорусского общества.

Если кто-то пообещает Путину, что сможет сохранить власть Лукашенко за счет политических технологий размывания, разгона протеста, Путин может на это согласиться, потому что такой сценарий его тоже устраивает. Если за этот проект никто не возьмется, то вариант повторных выборов в Беларуси для Путина тоже имеет свои плюсы.

Примерно те, что описывает Юрий Царик в своем документе. Если Путин договорится с Макроном и Меркель на повторные выборы, он будет выглядеть как человек, который улаживает международную ситуацию.

Многие думают, что Путин хочет очистить свою репутацию. Но, к сожалению, это не так. На самом деле Путин никогда не руководствуется благородной идеей – как вступить в союз с какими-либо западными лидерами и выйти из-под санкций за счет этого. К сожалению, Кремль так не поступает, хотя нам бы хотелось.

 – Связано ли отравление Алексея Навального с беларусским политическим кризисом – политически или психологически? Если к беларусам можно относиться так, как с ними обращались на улице Окрестина и в Жодино, то зачем сдерживаться в России?

– Конечно, хотя прямой связи между этими событиями нет, но вы правы – между ужасным садизмом на улице Окрестина и на улицах Минска и покушением на Навального есть какая-то символическая, атмосферная связь. Действительно, Лукашенко показал, что он способен на более жесткий и садистский ответ на подъем общества, чем даже в России. Потому что российские власти, при всей своей изобретательности, а иногда и жестокости, такого отчаянного садизма по отношению к населению пока не проявляли.

Но после конституционных поправок в России наступил новый этап. И здесь есть определенная синхронизация – между этими выборами, приведшими в ярость режим Лукашенко, и поправками в Конституцию РФ, развязывающими руки самым темным политическим силам России.

И между событиями в Беларуси и в Хабаровске есть определенная аналогия, хотя они очень далеки друг от друга. Минск очень далеко от Хабаровска, а это совсем другие жизненные стремления и политические традиции. Но и там и там протесты охватывают не профессиональную политическую оппозицию, а широкие слои общества.

***
Интервью также доступно на svaboda.org.