Год после выборов

Год после выборов

Три опоры власти Лукашенко сохраняются

svaboda.org
15.08.2021 Андрей Елисеев

Ровно год прошел со знаменательных президентских выборов в Беларуси, но дальнейшее развитие событий по-прежнему под вопросом. Удастся ли белорусам в ближайшее время начать путь в сторону демократии, или же они против своей воли продолжат исторический откат в сторону БССР-2 под еще большим контролем Москвы – остается неясным.

Женщина против диктатора

9 августа 2020 года в Беларуси произошло уникальное событие не только в страновом масштабе, но и в новейшей европейской истории. Александра Лукашенко, одного из самых долго правящих правителей в мире, на выборах обошел оппонент без никакого опыта общественной и политической деятельности.

Светлана Тихановская волею судеб стала случайным человеком-символом, которая из-за тюремного заключения двух самых популярных оппозиционных претендентов на президентский пост (включая ее мужа блоггера Сергея Тихановского) была вынуждена действовать в условиях очень короткой избирательной кампании и чрезвычайно репрессивной атмосфере.

Белорусы доказали, что являются полноценной нацией, уважающей универсальные ценности и желающие восстановления законности в своей стране. А для Лукашенко успех Тихановской стал двойным ударом – в его системе ценностей белорусы были не готовы поддержать оппонента, а тем более женщину.

Одной из важнейших причин протестной мобилизации белорусов в 2020 году послужили неадекватные действия Лукашенко и всего госаппарата, который пляшет от его личных взглядов и пожеланий, в отношении коронавирусной эпидемии. Белорусские власти последовали худшим советским практикам цензурирования, пропаганды, конспирологии и манипуляций для преуменьшения масштабов эпидемии.

Власти до сих пор скрывают статистику смертности за прошлый год, и судя по косвенным данным по показателю избыточной смертности Беларусь является одной из наиболее пострадавшей в Европе страной. При этом государственные СМИ продолжают рассказывать про «катастрофу» с коронавирусом в Польше, Литве, и прочих западных странах.

40 тысяч арестов и театр абсурда

Однако отличный результат Тихановской на выборах оказался лишь символической победой. Несмотря ни на что Лукашенко приписал себе 80% голосов, отдал приказ силовому аппарату о подавлении и обратился к Кремлю за информационной, политической и экономической поддержкой.

За год после выборов, по данным правозащитников, арестам подверглись более 40 тысяч человек. В пропорции к общей численности населения это означало бы более 150 тысяч арестов в Польше. Более 600 человек признаны политическими заключенными, и эта цифра постоянно растет. Счет на людей, которых белорусские власти признали «террористами» (в их числе блоггеры и пенсионеры) пошел на десятки.

В прошлом месяце генеральный прокурор Беларуси Андрей Швед сообщил о более 4,2 тысяч уголовных дел, «связанных с терроризмом и экстремизмом». Под последнее подпадают, например, критические высказывания в отношении сотрудника милиции или чиновника в социальных сетях.

Борьба с инакомыслием стала походить на театр абсурда; юмор и находчивость белорусов стали караться большими штрафами и арестами. Вывешивание нижнего белья в бело-красно-белой цветной очередности на своем балконе, слепленный снеговик с надписью «Жыве Беларусь!» на своем дворовом участке, ношение бело-красно-белых элементов одежды – эти действия белорусским судами трактуются как «несанкционированный пикет», а свидетелями зачастую выступают сотрудники силовых органов с лицами, спрятанными за балаклавой, и с вымышленными именами.

С этих и прочих задокументированных судебных случаев можно было бы посмеяться, если бы не суровые условия отбывания наказания за подобный креатив. Правозащитники зафиксировали сотни случаев пыток в отношении мирных протестующих и политических заключенных. Частой практикой в местах заключения является преднамеренное размещение задержанных в камерах с больными коронавирусом людьми.

Три ключевые опоры Лукашенко

Несмотря на большие внутриполитические проблемы и грядущие финансовые сложности, в том числе в связи с западными санкциями, три ключевые опоры Лукашенко, а это силовой аппарат, вертикаль власти и Кремль – остались незыблемыми.

Силовые ведомства испытали отток работников и многие разочаровались в Лукашенко, однако силовой блок остался под его контролем. Вертикаль власти, то есть главы городов, районов и областей, которые в Беларуси не избираются, а назначаются президентской администрацией, также не предприняли демаршей. Местные чиновники жестко контролируются спецслужбами и личными помощниками Лукашенко с высокими военными званиями. Наконец, Кремль по-прежнему поддерживает Лукашенко и политически, и финансово, и информационно.

Немедленно после выборов российские СМИ, все еще довольно популярные в Беларуси, начали вещать про Лукашенко как про несомненного победителя выборов и утверждать, что за протестами стоят польские спецслужбы, агрессивный Запад и подконтрольная ему Украина. Десант российских пропагандистов даже заместил на несколько месяцев местных медиаработников, которые в знак протеста покинули работу.

Цель Москвы – подчиненный статус Беларуси

Главной нерешенной проблемой для Лукашенко составляет экономика – финансовый обвал неотвратим без значительной поддержки России. До тех пор пока Москва готова оказывать Лукашенко жизненно важную поддержку, несмотря на минимальный рейтинг поддержки, он может продолжить нахождение у власти с помощью силы.

Делает это российское руководство не за «спасибо» – ей необходим жесткий военно-политический контроль Беларуси. Кремль добивается от Лукашенко еще больших уступок в военной сфере и подписания большого пакета интеграционных соглашений, которые выхолостят независимость Беларуси во внутренних и внешних делах. Москва настаивает на приведении белорусского законодательства практически во всех сферах в соответствие с российским.

В исторической перспективе близкой аналогией может служить переход белорусских земель на Свод законов Российской империи после отмены действия Статута ВКЛ в 1840 году. В таком случае Беларусь превратится в своеобразную БССР-2, еще более зависимую от Москвы, а Лукашенко может выторговать свое дальнейшее пребывание у власти и даже последующий династический транзит в пользу своего сына в среднесрочной перспективе.

Итого, год спустя выборов ситуация в Беларуси остается неопределенной, и движение маятника предугадать сложно. С одной стороны, ускорение событий и стечение обстоятельств, которые в состоянии критически пошатнуть одну из основных опор Лукашенко, могут предоставить белорусам шанс на долгожданный демократический транзит. С другой стороны, успешная договоренность Лукашенко с Кремлем о новой модели отношений может законсервировать ситуацию на долгий период и даже привести к транзиту династическому.

Консервация ситуации в Беларуси будет означать неизбежную социально-экономическую деградацию и более активный отъезд белорусских профессионалов в самых разных сферах в Польшу и другие западные страны. Это потенциально положительное явление для польской экономики.

Однако сценарий БССР-2 в целом означал бы для Польши превращение Беларуси во все более непредсказуемого соседа. Белорусские власти уже который месяц пытаются создать сложности Литве с помощью тысяч беженцев из Ближнего Востока. Диапазон прочих возможных рычагов давления Беларуси на соседние страны ЕС и Украину ограничены лишь фантазией Лукашенко и его российских «советников».

Статья написана специально для Wyborcza.pl

Последнее в категории «Статьи»