Информационный суверенитет Беларуси – дубинка или сотрудничество с обществом

Что такое информационный суверенитет и зачем он нужен?

Концепция информационного суверенитета приобретает различные, часто противоположные, трактовки в условиях нового гибридного противостояния России, Китая и автократов поменьше против демократического проекта.

В странах бывшего СССР и некоторых странах Центральной Европы правительства обращаются к концепции информационного суверенитета, как правило, для достижения контроля над национальным медиапространством. Цель прозаична – маргинализация неугодных СМИ, политических конкурентов и других удобных «врагов», которых можно идентифицировать ради уничтожения политической конкуренции и свободы слова. 

Сейчас концепцию информационного суверенитета примеряет на себя и руководство  Беларуси – в основном в русле цензуры и иных методов подавления неудобных голосов. Ситуация становится все более напряженной из-за того, что экономический кризис был перемножен ситуацией с COVID-19. 


Вопрос информационного суверенитета никогда не был и не будет делом только лишь правительства и власти. Информационный суверенитет невозможен без суверенитета частного, без «самости» граждан и их участия в поддержании стойкости собственного государства – поэтому он всегда балансирует между национальной безопасностью и свободой. 


Важный аспект информационного суверенитета заключается в том, что одна из его плоскостей – государственный суверенитет – всегда пересекается с индивидуальным суверенитетом граждан. Это также основа идентичности «государства» и, в узком смысле – основа идентичности национальной бюрократии. Но авторитарные лидеры государственных систем наподобие той, что построена в Беларуси, забывают об этом.

Польский политолог Войцех Пшыбыльски (Wojciech Przybylski) в одной из недавних публикаций  предложил рассматривать информационный суверенитет в условиях российской гибридной угрозы как синоним независимой прессы. В контексте Беларуси феномен информационного суверенитета стоит рассматривать в несколько ином преломлении. Во-первых, в связи с тем, что независимая общественно-политическая пресса в этой стране находится под давлением государства. Во-вторых, потому что публичные журналисты загнаны в чрезвычайно узкое пространство между красно-зелёными флажками самоцензуры.

 

Что было, что будет, на чем сердце успокоится

В декабре 2019 года в Минске и других крупных городах Беларуси проходили еженедельные акции протеста против интеграции с Россией. Всего нескольких акций протеста в Минске и регионах оказалось достаточно, чтобы на переговорах по интеграции Лукашенко смог озвучить Путину подкреплённый мощной медийной картинкой месседж «Володя, я бы рад объединяться, но народ против». 

Впервые за много лет интересы Александра Лукашенко и его противников совпали. Это позволило Лукашенко воспользоваться протестами оппозиции против интеграции с Россией в свою пользу. Ради такого события Лукашенко даже немного подыграл участникам протестов и добавил в них нарочито театрального гротеска: одиноких милиционеров с мегафонами и бегунов-тихарей на Октябрьской площади, которые время от времени совершали спринт от Дворца Республики до Дворца Профсоюзов, чтобы изобразить борьбу с несанкционированными акциями. В конце концов, Telegram-канал администрации президента «Пул Первого» поблагодарил протестующих за поддержку Лукашенко на переговорах. 

Будет ли номенклатура искать поддержки или хотя бы перемирия у тех, кого они считают оппонентами в период предвыборной пандемии – хороший вопрос. Повторения событий 19 декабря 2010 года (и почти неизбежного в этом случае вмешательства российских властей и спецслужб) не хочет никто. В то же время, вариант управления кризисом COVID-19, который выбрал Лукашенко, не добавляет популярности нынешнему способу управления страной в целом. Протестов на улицах не будет, но поиск нового социального договора для Беларуси – уже неизбежная реальность на фоне стремительно растущих рисков, публичного недовольства и падающих доходов как у бюджетников, так и у частного бизнеса.

 

Победа «нового» обывательского национализма и справедливость вместо денег

Социальные трансформации не происходят сразу после замены бэушных «Жигулей» на бэушный «Пассат-универсал». С поправкой на технический прогресс и доступ к потреблению, беларусы в целом не слишком изменились в своём архетипе за прошедшие 25 лет. Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что к 2019 году «новый» беларусский обывательский национализм, который формировался с начала 1990х взял верх на «старым» советским обывательским национализмом, как минимум, по одной – но ключевой – теме. Коллективная Беларусь плавно подошла к этапу окончания многолетней «гражданской войны» по вопросу вхождения в состав другого государства, и протесты декабря 2019 года только подтвердили эти настроения. 

И общество, и «вертикаль» после нескольких фаз принуждения к «братской любви» на протяжении 2019 года осознали, что хорошие отношения с жителями России необходимы, но жить беларусы и россияне будут в разных государствах – вне зависимости от цены на нефть и газ. При этом чем больше усилий прикладывает Россия в принуждении беларусов к сожительству в составе «одной» страны, тем дальше дрейфует обывательская (в том числе и чиновническая) Беларусь от реального, а не декларативного, союза. Борьба Лукашенко и Путина на нефтегазовом фронте, кажется, окончательно похоронила перспективы построения Союзного государства «по любви». Юбилейный двадцатый год подписания договора о Союзном государстве стал переломным в смысле формирования новой нормальности в отношениях двух стран – и упокоения взятых сторонами в 1999 году обязательств. 

С точки зрения утверждения информационного суверенитета, события декабря 2019 года оказались для Беларуси определяющими. Режим Лукашенко и его оппоненты впервые смогли пойти на диалог друг с другом и объединиться в непродолжительный, но союз против внешней угрозы. 

Краткосрочное перемирие власти и оппозиции закончилось с началом пандемии коронавируса. Менеджмент кризиса COVID-19 вызывает бурю критики как среди традиционных оппонентов власти, так и внутри системы: в первую очередь, среди правительства и рядовых сотрудников Минздрава. Задабривать деньгами всех медиков и чиновников за несколько месяцев до выборов возможности, вероятнее всего, нет. 

 

Telegram-каналы: новые институты обыгрывают старую модель

Войцех Пшыбыльски (Wojciech Przybylski) пишет, что отсутствие информационного суверенитета «подобно отсутствию законодательной или исполнительной власти, без которой демократия не выживет». Рассмотрим этот тезис с точки зрения беларусских реалий и перспектив.

Неотъемлемая часть информационного суверенитета – это идентичность граждан, которая формируется под влиянием СМИ и социальных сетей в условиях гарантированного права на приватность и анонимность. Как обеспечение анонимности усилило информационный суверенитет Беларуси?

Пожалуй, в качестве примера можно привести ситуацию с динамичным развитием  Телеграм-каналов в Беларуси.

В отличие от Viber, WhatsApp и других популярных мессенджеров, анонимный мессенджер Telegram по ряду причин стал самым политизированным new media Беларуси. Также он стал «внутрибеларусским» медийным пространством, в котором помимо реальной свободы слова существует и  важное смысловое наполнение. 

И это – большая удача для информационного суверенитета Беларуси, так как ведомые Кремлём технологи, реализующие проекты влияния внутри России и за рубежом, успешно превратили Telegram в мощное оружие в гибридных кремлевских играх. Именно независимые Telegram-каналы Беларуси, защищающие беларускую независимость, оказались на переднем крае информационной войны.

В разгар беларусско-российского противостояния в декабре 2019 года беларусский сегмент Telegram стал одной из главных площадок информационной войны между пророссийскими и пробеларусскими нарративами. В наиболее напряженный период беларусско-российского конфликта (декабрь 2019) параллельно со слабой, несвоевременной и отталкивающей конструкцией «классической» беларусской государственной пропаганды в Telegram-сообществе сформировался костяк эффективной негосударственной, оппозиционной к существующей властной модели, но пробеларусской пропаганды. 

По состоянию на середину апреля 2020 года, Telegram-сообщество – это пространство, в котором можно с уверенностью говорить о сформированном информационном суверенитете. Независящие друг от друга и властей пробеларусские Telegram-каналы доминируют в национальном сегменте и задают повестку, эффективно обыгрывая как «евразийских» пропагандистов, так и чисто российские креатуры – и, тем более, весь беларусский госсектор.


Эпидемия COVID-19 только подтвердила, насколько медленной и бездейственной оказалась выстроенная в Беларуси государственная медийная «вертикаль» в кризисной ситуации, и насколько быстро реагируют на вызовы неправительственные структуры в лице администраторов независимых Telegram-каналов.


 Это первый урок, которое беларусские чиновники могут вынести из роста Telegram-каналов. Без сотрудничества с обществом, государство проиграет борьбу за информационный суверенитет, потому что его нельзя построить сверху. В этой связи чиновникам пора признать, что союзником беларусской власти может быть человек любой политической ориентации – и лояльность к нынешнему президенту и его ближайшему окружению не имеет никакого отношения к профессионализму и способности защищать суверенитет Беларуси.

Пока же официально назначенная команда не может смириться с тем, что группа молодых ребят обыгрывает  всю исполнительную власть (которая в Беларуси включает в себя все государственные институты) и отбирает у неё не только монополию на информацию, но и статус задающего информационную повестку.

 

Особенности беларусского Телеграма

Как мы уже отметили выше, события информационного противостояния Беларуси и России 2019 года, с пиком в ноябре – декабре, оказались для Беларуси определяющими.  Про-беларусские независимые Telegram-каналы смогли добиться доминирования над целой платформой коммуникации, которую до этого российские пропагандисты считали своей вотчиной.


Анонимность, мобильная платформа и формат оперативных коротких заметок делает Telegram идеальной площадкой как для быстрой доставки информации до аудитории, так и для пропаганды.


Взрывной рост популярности Телеграма в России и последующая его вепонизация «башнями Кремля» обусловлена отсутствием свободы медиа и реальной публичной политической дискуссии, которую кремлевские технологи в своей информационной игре заменили на «сливы» и «инсайды». 

В Беларуси, безусловно, есть проблемы со свободным существованием независимых медиа и с разнообразием политической дискуссии, однако на это сходства заканчиваются. 

В силу ряда обстоятельств Беларусский независимый телеграм в общем и целом направлен не на доставку интриг придворного разлива, а на решение конкретных проблем, в том числе и на защиту беларуского информационного пространства.

Именно этот фактор – решение конкретных проблем и защита информационного пространства Беларуси – сделал беларусский телеграм общественным институтом, переросшим в силу внешнего давления формат «тусовочки».

Как показали события последних двух лет, в условиях открытой конкуренции администратор-одиночка Telegram-канала оказывается куда более успешным медийщиком и пропагандистом, чем вся информационная президентская рать как со стороны России, так и со стороны Беларуси.

Здесь мы, конечно, говорим о реальном эффекте и подписчиках, а не о технологических накрутках аудитории.

Про-российские каналы, администрируемые как из России, так и из Беларуси на фоне про-беларусского реального телеграм-сообщества выглядят маргинально, в первую очередь, из-за качества содержания этих каналов, поскольку транслируют уже привычный конспирологический бред на основе кремлевских темников. 

Однако ситуация с Ковид несколько обострила ситуацию не в пользу защиты беларуского суверенитета из-за неумелого информационного менеджмента кризиса государственной системой. Попытка сделать хорошую мину при плохой игре привела к тому, что аудитория, и так не слишком доверяющая государственным источникам, стала искать любую альтернативную информацию.

В принципе, именно независимый беларусский телеграм оказался в первые дни эпидемии тем каналом, который передавал реальную информацию о ситуации и нуждах на места, что, конечно, вызвало раздражение власти и желание «разобраться».

Однако, такая реакция была по меньшей мере недальновидной, поскольку тут в игру вступили каналы российского происхождения, которые как раз нагнетали панику, представляли ситуацию в апокалиптическом свете и призывали к российской «гуманитарной интервенции».

Совершенно очевидно, что и в этой ситуации независимое беларуское телеграм сообщество работало на защиту беларуского инфополя от очередной «гуманитарной интервенции». 

На этом фоне становится очевидной необходимость не просто изменения управления информацией, в том числе и по ковид, но также необходимость равноправного диалога и сотрудничества с независимым про-беларуским телеграм сообществом, которое доказало свою способность защищать интересы независимой Беларуси вне связи с политическими предпочтениями администраторов каналов.

 

В худших традициях советского и российского телевидения

К сожалению, в миропонимании государственного администратора с советским наследием в анамнезе, вся негосударственная общественно-политическая пресса в Беларуси работает исключительно для того, чтобы ставить палки в колёса существующей «советской» власти. Поэтому применимость информационного суверенитета в том виде, как его может реализовать государство в случае Беларуси, может быть направлено, в первую очередь, в сторону дальнейшего закручивания гаек. 

11 февраля 2019 года Александр Лукашенко встречался с руководителями белорусских государственных СМИ. На этой встрече прозвучал тезис об «информационном суверенитете» как неотъемлемой части национальной безопасности. Тогда же Лукашенко озвучил и своё знаменитое «пресса – это не только средство донесения информации, но и полноценное оружие, причем массового поражения». 

Эта фраза в очередной раз подтвердила, что в «осаждённой крепости» властные СМИ не могут решать никакие задачи помимо отбеливания власти, разборок с её оппонентами и сообщения информации о надоях и количестве выплавленного чугуна. А негосударственные имеют право только на «или хорошо, или ничего».

Для укрепления информационного суверенитета уже обещано создание ещё одного беларусского информационного канала, «который будет похож на ВВС или Euronews».

 Как показал ребрендинг телеканала СТВ, даже полностью сменив визуал беларусского телеканала с крупными бюджетами, содержание останется «образцово-показательным». Но бесконечный особый путь в надоях и битве за урожай оказываются неинтересны даже локальной интернет-аудитории, не говоря уже о внешних обывателях. 

Куда более заметным решением стала замена привычных для зрителя «российских» форматов и образов ведущих их беларусскими копиями. 

Копирование стилистики российских пропагандистов  — Ирады Зейналовой, Дмитрия Киселева  и других – не только в манере подачи информации, но даже в жестах и интонации  неизбежно вызывает ощущение, что это худшая копия плохого оригинала.

Примерно то же самое происходит и с ведущими развлекательного формата, содержание программы не сочетается с формой и амбициями ведущего, который вынужден балансировать между глобальным форматом и нафталиновыми установками телевизионного руководства. 

Общее у всех типажей одно: они неоригинальны и работают не как самостоятельный национальный продукт, а как отсылка к российскому контексту и контенту – более дорогому, эффектному и, зачастую, более профессиональному. Бесконечное обыгрывание российских образов приводит к выводу, что либо у креативных продюсеров с беларусского телевидения интернет заканчивается на профилях российских телеканалов в YouTube, либо государственная идеология задаёт креативщикам такие рамки «высокого художественного уровня», которые неинтересны никому, кроме самих идеологов.

Зрителю скучно наблюдать за копиями, что неизбежно возвращает их к оригиналу – и полностью девальвирует попытки беларусских властей создать альтернативу российским телеканалам. 

 

Подводя итоги, можно отметить следующее:

1. Независимое медийное сообщество Беларуси, в том числе, Telegram-каналы Беларуси, защищающие беларускую независимость, оказались на переднем крае информационной войны в декабре 2019 года. Властям стоит активнее сотрудничать с независимым медийным сообществом в вопросах информационной поддержки беларусского суверенитета.

3. Для формирования независимой и популярной телевизионной повестки государственным телеканалам Беларуси необходимо отказаться от копирования российских телеобразов в пользу глобальных (нероссийских) медиапродуктов и оригинальных образов. Государству необходимо немедленно отказаться от неформального запрета на частное политическое телерадиовещание.

4. Приватность и право на анонимность для граждан – основа национального информационного суверенитета. Без широкого гражданского участия достижение национального информационного суверенитета невозможно. 

5. Использование концепции информационного суверенитета как обоснования для репрессий по отношению к независимому медийному сообществу усилит критическое настроение в отношении властей.

6. Лояльность нынешнему президенту и его окружению  не имеет никакого отношения к профессионализму и способности защищать суверенитет Беларуси. 

Джозеф Савицки
iSANS Медиа-аналитик

Эта статья опубликована в рамках проекта The Prospect Foundation «Грамотность в Интернете для редакторов и администраторов публичных страниц в социальных сетях», управляемого iSANS и поддерживаемого грантом Международного Вышеградского Фонда. Англоязычная версия этой статьи доступна на visegradinsight.eu. Также статья доступна на Reform.by.