Почему Беларуси нужна приватизация

Почему Беларуси нужна приватизация

Залог развития

depositphotos.com
03.12.2021 Алесь Алехнович

В 2010-ых рост белорусской экономики упал почти до нуля. Международные организации, такие как Всемирный банк и МВФ, прогнозируют низкие темпы роста в Беларуси, которые будут ниже, чем темпы роста мировой экономики и стран соседей. Без радикальных экономических реформ Беларусь ожидает стагнация и дальнейшее отставание от более развитых стран региона. Реструктуризация и приватизация госпредприятий, т.е. разгосударствление экономики, является одной из важнейших реформ для создание условий для стабильного развития экономики и улучшения качества жизни в Беларуси. Такая экономика больше не будет зависеть от энергетических субсидий и внешнего долга.

 

Источник: Белстат. * Совокупный годовой темп роста (с учетом сложных процентов)

 

Приватизация это не просто продажа госсобственности. В широком смысле это также увеличение доли частного бизнеса в экономике за счет создания новых и развития существующих частных фирм. В Беларуси второй процесс идет очень медленно. Поэтому, если мы хотим развиваться, единственный выход – провести комплексную экономическую реформу, включаю продуманную, открытую и прозрачную приватизацию государственных предприятий.

Источник: ЕБРР, Transition Report, 1995-2010

 

Во-первых, приватизация повышает эффективность предприятий. Частный собственник всегда стремится повысить прибыльность своего бизнеса, а государство не всегда руководствуется экономическими стимулами. В качестве примера можно привести деревообрабатывающую промышленность Беларуси, в которой частные компании (австрийский Kronospan, литовский VMG и «Витебская лесопилка» эстонской Kaamos Group) высокорентабельны, а государственные предприятия по-прежнему убыточны или в лучшем случае низкорентабельные и требуют постоянной господдержки. Поэтому для государства лучше быть эффективным регулятором для частных предприятий, чем самому владеть и управлять ими.

Многие годы власти в Беларуси пытались решать вопрос эффективности госпредприятий в основном путем смены руководителей (иногда вместе с посадкой представителей предыдущего менеджмента) и ужесточения дисциплины на госпредприятиях. Но это конечно же не работает. Неслучайно среди развитых стран нет экономик с такой высокой долей государственной собственности, как в Беларуси. Напомню, госпредприятия создают около половины нашей экономики.

Во-вторых, приватизация усиливает конкуренцию. Одна из ключевых проблем беларуской экономики заключается в том, что многие госпредприятия являются к тому же монополистами или же олигополистами. В металлургии работает только БМЗ, в нефтепереработке – только два НПЗ в Нафтане и Мозыре, Беларусбанк и Белагропромбанк владеют более чем половиной всех банковских активов, а Белгосстрах владеет примерно половиной активов страхового рынка. Поэтому, естественно, профильные министерства, которые являются одновременно собственником этих предприятий и регулятором, незаинтересованы в приходе в эти отрасли новых инвесторов, которые могли бы составить конкуренцию крупным государственным организациям. А из-за отстутсвия конкуренции беларусы вынуждены платить завышенную цену за товары и услуги, потому что у монополий нет стимула повышать эффективность.

В-третьих, приватизация способствует привлечению иностранных инвестиций, что в свою очередь ведет к модернизации производства, накоплению новых технологий и современных управленческих навыков. Эмпирические данные показывают, что фирмы, принадлежащие иностранным инвесторам, легче интегрировать в глобальные цепочки поставок, благодаря чему они лучше конкурируют на мировых рынках и имеют дополнительный спрос на свою продукцию. Например, в 1995-2014 гг. в странах Центральной и Восточной Европы (Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, Литве, Латвии, Эстонии, Румынии, Болгарии и Словении) более половины роста экономики генерировал внешний спрос на валовую добавленную стоимость произведенную в стране. При этом, в Чехии, Словакии, Венгрии и Болгарии более 70% роста экономики генерировал внешний спрос.

В принципе, иностранному инвестору необязательно приобретать госпредприятия. Он может создать фирму с нуля. Но проблема в том, что иностранный капитал боится входить в те отрасли, где доминирует госсектор. Ведь опыт подсказывает, что государство создает там неравные условия для ведения бизнеса, дискриминируя частные, в том числе иностранные, фирмы. Об этом рассказывал известный беларуский предприниматель Александр Кнырович (на два года до того, как сам оказался в тюрьме под надуманными обвинениями). Поэтому последовательная приватизация может стать для них четким сигналом того, что Беларусь необратимо меняет свой деловой климат.

В-четвертых, приватизация помогает минимизировать коррупцию. Чем больше госсобственности в экономике, тем больше важных решений принимают госслужащие. И это стимул для коррупции, потому что человеческий фактор, а не рыночный механизм, определяет, кто получит лицензию, кто – высокооплачиваемую работу, а кто – операцию без очереди. Пока наши власти борются с последствиями коррупции (взяточничеством, мошенничеством, использованием государственных должностей в личных целях). Тогда как наиболее действенный метод борьбы с коррупцией – устранение ее причины, т.е. минимизация государственной собственности.

В-пятых, приватизация способствует деполитизации экономики, то есть отделению политики от экономики. Даже в относительно развитых странах, где доля госсектора в экономике не такая большая как в Беларуси, политические элиты могут влиять на избирательный цикл, используя государственные ресурсы, в том числе госпредприятия. Без большой доли госсобственности в экономике это сделать сложнее.

Беларусы хотят жить в демократической стране. А в мире не существует демократий, в которых экономика находится под доминирующим контролем государства. Зато есть авторитарные страны с относительно либеральной экономикой и крупным частным бизнесом. Лучший пример – Китай. Следовательно, рыночная экономика (в т.ч. частная собственность на средства производства) сама по себе не является панацеей для построения демократии. Но если беларусы хотят жить в свободной стране, то невозможно обойтись без повышения роли частного сектора (и других институциональных реформ, таких как независимая судебная система).

Наконец, приватизация может быть источником доходов бюджета. Например, для финансовой поддержки наиболее уязвимых групп во время реформ. Хотя это наименее значимая выгода от приватизации, потому что на самом деле выручка от продажи госимущества не очень велика. Зато в конечном итоге для бюджета будет гораздо больше выгод, потому что проданные компании будут приносить больше налогов и их больше не нужно будет субсидировать.

Статья подготовлена участником стипендиальной программы SlovakAid.

 

The article is available in English Why Belarus needs privatization

Последнее в категории «Колонки»