О легальности и легитимности: Каков реальный статус Лукашенко и Тихановской?

О легальности и легитимности: Каков реальный статус Лукашенко и Тихановской?

Разбираем, кто на сегодняшний день должен представлять интересы белорусского народа

RFE/RL Graphics
22.09.2020 Андрей Елисеев

О легальности и легитимности

Зачастую понятия легальности и легитимности неоправданно употребляются в качестве синонимов. Причем эту ошибку совершают не только обычные люди, но и высокопоставленные чиновники. Например, днями пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что Александр Лукашенко якобы легитимен.

Чтобы определить реальный статус Лукашенко, для начала нужно разобраться с тем, что в политологии означают понятия легальности и легитимности. Так вот, легальность – это законность и применение правовых норм. А легитимность – это признание власти населением и повиновение ей.

Насколько легальна власть Лукашенко?

Если говорить о легальности, то Лукашенко нелегален уже очень много лет, а итоги тотально сфальсифицированных выборов 9 августа 2020 не стали здесь определяющей точкой. (Скорее они стали вехой в эрозии его легитимности, но об этом ниже).

Лукашенко десятилетиями незаконно удерживает власть. Дискутировать можно лишь о том, с какого именно момента идет отсчет его нелегальности: от конституционного переворота 1996 года, с непроведенных в 1999 году президентских выборов или от антиконституционного референдума 2004 года.

С точки зрения права, Лукашенко не мог вступать в должность президента по итогам выборов 2006, 2010 и 2015 годов, так как все они были сфальсифицированы.

Легитимен ли Лукашенко?

Стоит отметить, что, будучи нелегальным руководителем страны, Лукашенко имел довольно высокую легитимность (!), поскольку его власть признавало и принимало большинство белорусов. Этому поспособствовал ряд факторов: от довольно высокого рейтинга одобрения до жесткой цензуры и отлаженной системы фальсификации выборов.

При помощи цензуры, идеологических аппаратов и тотального обмана по поводу результатов выборов, до недавнего времени Лукашенко удавалось внушать большинству, что оно – меньшинство.

А вот когда это большинство стало абсолютным (!) и пропаганда не смогла как раньше влиять на умы белорусов, власти прибегли к беспрецедентным массовым репрессиям. (Подробнее об этом в посте “О делегитимизации Лукашенко: Краткая история эволюции рейтинга”).

Сама концепция легитимности напрямую связана с согласием населения подчиняться власти. Чем выше степень такого согласия, тем меньшую степень насилия будет применять диктаторский режим.

Таким образом именно легитимность, а не легальность зачастую является определяющей для политического выживания правителей в полудемократиях и авторитарных режимах.

Например, Виктор Янукович был законно избранным (то есть, легальным) президентом, но через некоторое время он утратил доверие большинства украинцев (стал нелегитимным) и лишился власти. То есть, легальный статус ему никак не помог.

У Лукашенко до недавнего времени ситуация была диаметрально противоположной: будучи нелегальным, он имел довольно высокую степень легитимности. Но после президентских выборов ситуация кардинально поменялась. На фоне массовых фальсификаций и жестких репрессий все большее число белорусов отказывалось принимать его власть, и в итоге произошла беспрецедентная эрозия легитимности Лукашенко.

Каков реальный статус Лукашенко?

Таким образом, в настоящее время Лукашенко является не только нелегальным, но и нелегитимным правителем. В такой ситуации удержать власть на грубой силе можно несколько месяцев, а при определённых раскладах даже пару лет, но не более того.

А что с легальностью и легитимностью Светланы Тихановской и Координационного Совета?

Когда государственная пропаганда утверждает, что Координационный Совет нелегален и неконституционен, то она применяет очень грубую манипуляцию. На самом деле КС действительно не является государственным органом власти, но он и не претендует на эту позицию (несмотря на рассказы Лукашенко о том, как члены КС «делят портфели»).

Фактически Координационный Совет является общественной организацией, которую создали в рамках свободы ассоциаций, закрепленной Конституцией.

И, хоть КС не является органом власти, он обладает значительно более высокой степенью доверия со стороны общества, чем госорганы. Таким образом он приобретает легитимность.

Что касается Светланы Тихановской, то на сегодняшний день она обладает самым высоким уровнем легитимности среди всех белорусских политиков.

Таким образом, нелегальный и нелегитимный правитель продолжает силой удерживать власть, чтобы не позволить легитимному лидеру Светлане Тихановской обрести легальный статус президента.