«Лукавый разговор»: перспективы беларусско-украинских отношений

«Лукавый разговор»: перспективы беларусско-украинских отношений

Лукашенко фактически вступает в антиукраинский союз с Россией

president.gov.by
13.08.2021 Евген Магда

Александр Лукашенко значительную часть своего 8-часового «Большого разговора» посвятил Украине. И сделал это в присущей ему манере, позиционируя себя как истину в последней инстанции.

За год после президентских выборов внешнеполитическая субъектность Беларуси значительно сузилась. Если раньше Лукашенко мог разыгрывать для внешнего употребления карту ситуативного нейтралитета и позиционировать себя как «донора стабильности», то с августа 2020 года, а тем более – после событий мая 2021-го ему приходится все сложнее. Похоже, он выбрал единственно возможный способ постоянно напоминать о себе – обострять отношения со всеми соседями, кроме России. С ее президентом Путиным Лукашенко с августа 2020-го встретился 4 раза, и каждая встреча сопровождалась обсуждением вопросов финансовой помощи Беларуси.

Если в отношении Литвы, Польши, Латвии Беларусь взяла на вооружение давление с помощью нелегальных мигрантов, то Украина стоит особняком. Ей были посвящены сразу несколько серий риторических упражнений Лукашенко во время «Большого разговора». Констатировав, что отношения с соседним государством находятся на самой нижней точке, беларусский правитель сделал ряд громких заявлений. Кроме собственной версии переговоров в Минске (напомню, что Лукашенко только предоставлял площадку для переговоров Нормандской четверки, но не был их непосредственным участником), прозвучали призывы к Владимиру Зеленскому, являющиеся трансляцией нарративов российской пропаганды. По мнению Лукашенко, Крым и Донбасс – это разные случаи, и решать их необходимо отдельно, а Зеленский должен лететь в Донецк и Луганск и там разговаривать (тезис о необходимости прямых переговоров марионеток Кремля на Донбассе с официальным Киевом продвигается далеко не впервые). Недоумение относительно принятия Верховной Радой закона «О коренных народах Украины» — от того же стремления продемонстрировать лояльность Кремлю максимально громко.

Создается ощущение, что выпадами в адрес Украины Лукашенко расширяет свое пространство возможностей в отношениях с Кремлем.

Интересный момент: Лукашенко обнародовал собственную версию получения информации о «вагнеровцах» под Минском в июле прошлого года, дескать, их увидел какой-то бдительный беларус, сообщивший КГБ о подозрительных личностях. Куда интереснее другое: Лукашенко не только подчеркнул, что Роман Протасевич не воевал на Донбассе, но и подтвердил факт его допроса следователями из так называемой ЛНР. Этот факт может стать очевидным поводом для усиления Украиной санкций против Беларуси.

Лукашенко оперативно попытался использовать в своих интересах факт смерти в Киеве директора «Беларусского дома» Виталия Шишова, ультимативно потребовав расследовать факт его смерти. Лукашенко не преминул напомнить, что уже пять лет не раскрыты обстоятельства гибели Павла Шеремета, также погибшего в столице Украины, но при этом не стал напоминать, что лишил журналиста гражданства Беларуси.

Взяв на вооружение подчеркнуто ультимативный тон, Лукашенко заявил о способности «совместно с Россией» поставить Украину на колени в вопросах поставок топлива и заверил, что будет пользоваться в Украине 90-процентной поддержкой населения. При этом повторил излюбленную мантру о том, что Беларусь не станет нападать на Украину. Как в этом контексте расценивать слова Лукашенко о «тесном сотрудничестве КГБ и ФСБ» — каждый, думаю, может решить для себя сам.

Если во время своей президентской каденции 2015-2020 годов Лукашенко позиционировал себя как ситуативный союзник Украины (очевидно, с целью расширения пространства для маневра в отношениях с Россией) и это позволяло положительно влиять на восприятие Беларуси международным сообществом, то после августа 2020 года его отношения с Украиной серьезно испортились. При этом украинские власти ограничиваются декларациями в вопросах введения как персональных, так и секторальных санкций против Беларуси или же солидаризуются с Западом, как это случилось в контексте авиасанкций, когда другой вариант развития событий выглядит политически невозможным.

Украине предстоит максимально оперативно выработать согласованную, как минимум, в рамках «Люблинского треугольника» линию отношений с Беларусью. Она предполагает усиление санкционного давления, способного привести к сокращению товарооборота, сальдо которого в пользу Беларуси. Хотя под ударом может оказаться «Большое строительство» — имиджевая программа Владимира Зеленского, вопросы национальной безопасности важнее. Приближающиеся российско-беларусские учения «Запад-2021» могут стать моментом истины не только для беларусско-украинских отношений, но и для судьбы самого Лукашенко. Официальному Киеву стоит отказаться от игры вторым номером в отношениях с Минском и сформировать стратегию в отношении Беларуси с осознанием того, что ее демократическое развитие является одним из краеугольных камней европейской безопасности.

 

Евген Магда,
Институт мировой политики (Киев, Украина). Статья предоставлена iSANS специально для Reform.by.

The article is available in English A Shrewd Conversation: Prospects for Belarusian-Ukrainian Relations

Последнее в категории «Колонки»