Европарламент принял резолюцию по Беларуси

Европарламент принял резолюцию по Беларуси

Разбираем, что это значит для Минска

Reuters
17.09.2020 Olga Kevere

А теперь, после того, как все опубликовали разные варианты драфтов резолюции Европарламента по Беларуси, посмотрим на финальный, принятый на пленарном заседании окончательный текст.
Что здесь для нас важно, кроме традиционных и справедливых требований прекратить насилие, отпустить задержанных в ходе акций, расследовать преступления и так далее?

1. Как уже было отмечено многими, прямо говорится о непризнании результатов выборов и о непризнании Александра Лукашенко легитимным президентом Беларуси по истечении полномочий. При этом признается роль Координационного Совета, как промежуточного временного представителя беларусского народа, требующего перемен. Документ также говорит о признании значительной частью населения Беларуси Светланы Тихановской в качестве избранного президента. Видимо, это единственно возможная формула, которая позволяла не признать официальные результаты выборов и Лукашенко президентом, но дать максимальную легитимизацию и поддержку Светлане Тихановской и Координационному Совету.

2. Документ прямо говорит о мирном транзите власти при поддержке международного сообщества и под эгидой ОБСЕ, в том числе, проведение новых честных и свободных выборов по стандартам ОБСЕ и при широком международном наблюдении. Де-факто это означает, что Лукашенко в этих выборах участвовать не должен.

3. Блок, касающийся расследования и санкций. Один из пунктов – это инициирование Московского Механизма ОБСЕ – сегодня уже и выполнен, и теперь важна всемерная поддержка работы и докладчика ОБСЕ, и остальных доступных международных механизмов. При этом документ уже говорит о требовании введения санкций, который бы включил и самого Лукашенко, и тех, кто выполнял приказы по фальсификации выборов и насилию после них, а также бизнес – «кошельков» режима, и тех, кто увольнял бастующих. Для нас также важно появление требования скорейшего принятия европейского механизма – аналога закона Магницкого. Кроме того, отдельно упомянуты насильственные исчезновения, которые должны быть признаны в Беларуси преступлением.

4. Роль России. В документе подробно, насколько это возможно в резолюции, описаны действия гибридного характера со стороны России в отношении Беларуси, включая тот самый десант из специалистов по медиа, политтехнологов и служб безопасности, о котором мы уже не раз писали. Также отмечена готовность Путина поддержать Лукашенко «резервом» особого назначения. В данном случае для нас важно, что ситуация вмешательства Кремля в форме гибридных действий с называнием их таковыим зафиксирована в официальной резолюции Европарламента. Кстати, вчера, один из вариантов резолюции вызвал небольшую истерику у RT, поскольку прямо обещал им санкции за вмешательство в дела Беларуси. К сожалению, прямое упоминание RT из финального документа чудесным образом исчезло, однако упоминание санкций в отношении российских граждан, напрямую задействованных в операции по поддержке Лукашенко, осталось. Кроме того, зафиксировано отсутствие «политического мандата» у Лукашенко на вступление в контрактные отношения и переговоры, в том числе, с Россией, которые бы повлекли за собой угрозу суверенитету и территориальной целостности Беларуси.

5. Резолюция также содержит предложения разнообразных мер поддержки и солидарности с обществом Беларуси, с теми, кто вынужден был покинуть страну, и с теми, кто решил остаться. Фактически, резолюция предлагает приостановить все финансовые отношения с режимом Лукашенко, будь-то межгосударственные отношения или отношения с финансовыми институтами, но всемерно поддерживать беларусское общество.

Тем, кто давно работает с Евросоюзом, понятно, что резолюция Европарламента – это важная декларация о намерениях и основа для дальнейшей работы, в том числе, в парламентах государств – членов Евросоюза. Тот факт, что резолюция была принята подавляющим большинством голосов, также дает основания думать, что эта резолюция – только первый шаг к более серьезным мерам, в том числе, со стороны уже исполнительной власти ЕС.