Движение от рынка

Движение от рынка

Кто и зачем ликвидировал независимого диспетчера электросетей?

Unsplash / Nikola Johnny Mirkovic
12.11.2021 Евгений Макарчук

В начале 2020 года было ликвидировано объединённое диспетчерское управление РУП «ОДУ» как независимое юридическое лицо. Кто это сделал и для чего?

Ранее говорилось, что диспетчер энергосистемы стал частью ГПО «Белэнерго». В интернете нет больше никакой информации, кроме публикации на сайте ГПО Белэнерго. Из данного источника становится понятно, что ликвидация независимого диспетчерского управления проходила в соответствии с «Планом мероприятий на 2019–2020 годы по совершенствованию структуры управления организациями, входящими в систему Министерства энергетики» (далее – План).

Никакой информации о Плане в открытом доступе нет. Известно только, что план включал также создание Госэнергогазнадзора, Белэнергострой холдинга путем объединения нескольких других предприятий, а также предполагал включение белорусской АЭС в структуру ГПО «Белэнерго».

Остальные пункты не вызывают серьезных вопросов – это продолжение давно существующей политики – в любой непонятной ситуации создавай холдинг. А вот ликвидация РУП «ОДУ» вызывает много вопросов. И вот почему:

Во-первых важно понимать, что независимый диспетчер – первый шаг к построению рынка электроэнергии. Например, реформа рынка электроэнергии в Российской Федерации началась с того, что 17 июня 2002 года был создан системный оператор.  «В этот день было основано ОАО «Системный оператор – Центральное диспетчерское управление Единой энергетической системы», ставшее первой инфраструктурной организацией электроэнергетики в ходе реформы отрасли.»

В Украине функции диспетчера выполняет НЭК «Укрэнерго» который был создан в 1996 год на первых этапах формирования рынка электроэнергии. И это фактически общее правило – первым шагом при формировании рынка электроэнергии должен быть создан независимый диспетчер. Это подтверждает опыт самых разных стран.

Ликвидация же Диспетчера как юридическое лицо – это, напротив, значительный шаг назад в вопросе развития энергосистемы в рыночном направлении.

Причем, это решение было принято в 2017-2018 годах – в эпоху либерализации экономических отношений. Впрочем, принятие антирыночных нормативных актов тоже не является чем-то из ряда вон выходящим. Но в нашем случае формирование рынка было заложено в программных документах, действовавших на тот момент, которые были нарушены данным действием.

На начало 2020 года в энергетической отрасли действовали следующие программные документы: Концепция энергетической безопасности, Комплексный план развития электроэнергетической сферы и Программа развития энергосистемы на период 2016- 2020 года.

Концепция энергетической безопасности, утверждённая постановлением Совета Министров 23 декабря 2015 г. Являясь программным документом высшего уровня, она прямо содержит следующие положения, предполагающие «в целях адаптации структуры управления энергосистемой к рыночным условиям:

  • разделение энергопроизводства по видам деятельности на производство, передачу, распределение и продажу электрической и тепловой энергии с созданием соответствующих субъектов хозяйствования;
  • обеспечение прозрачности затрат на всех стадиях производства, передачи, распределения и продажи электрической и тепловой энергии».

Комплексный план развития электроэнергетической сферы включает такие пункты, которые среди прочего предусматривают:

  • Разделение видов деятельности в электроэнергетике (производство, передача, распределение и продажа электроэнергии) в соответствии с этапами совершенствования организационной структуры энергетической системы 2016 – 2025
  • Формирование оптового рынка электрической энергии 2018 – 2019
  • Формирование розничного рынка электрической энергии 2018 – 2025

Программа развития энергосистемы на период 2016- 2020 года предполагала формирование общего электроэнергетического рынка евразийского экономического союза, функционирование которого предполагает разделение участников рынка (производителей и потребителей) и инфраструктурных организаций (диспетчеры и операторы рынка).

Названные документы также предполагают разработку и принятие закона об электроэнергетике, проект которого выложен на сайте Минэнерго и включает пункт 5 статьи 10, согласно которому «Вмешательство в оперативно-диспетчерское управление объединенной энергетической системой Республики Беларусь не допускается, если иное не установлено законодательством»

Это пока только проект закона который не имеет юридической силы, но в программных документах всех уровней планировалось формирование рынка электроэнергии. А Концепция энергетической безопасности и Комплексный план продолжают действовать и сейчас. А ликвидация РУП «ОДУ» подразумевает, что все указанные прогнозные документы не будут выполнены. То есть, в соответствии с «Планом мероприятий на 2019–2020 годы по совершенствованию структуры управления организациями, входящими в систему Министерства энергетики» происходит совершенно противоположное тому, что предусмотрено законодательством. Это ставит вопрос о том, кто разрабатывал и утверждал указанный документ. Если он разработан Минэнерго – то все данные действия не имеют законной силы, так как они нарушают сразу целый ряд постановлений Совета Министров. Если План утвержден постановлением Совета Министров – то получается, что одно постановление Совета министров нарушает целый ряд других. Статус Закона или указа данный документ также не имеет, т. к. он не публиковался. Следовательно, данный План нарушает нормы действующего законодательства.

Таким образом, ликвидаций РУП «ОДУ» была незаконной. Но актуальным остается другой вопрос – зачем было ликвидировать эту организацию? Юридически, она была в подчинении Минэнерго. Фактически финансово зависело от ГПО «Белэнерго». Однако РУП «ОДУ» в виде отдельного юридического лица открывало возможности для будущих реформ и создания фактически независимого диспетчера энергосистемы.

Можно предположить, что ликвидация РУП «ОДУ» как юридического лица было необходимо для одной из следующих целей:

  • Окончательный отказ от реформы энергетики и возвращения ее в режим работы, который еще в 1988 году в СССР считали неэффективным.
  • Наличие плана на продажу ГПО «Белэнерго» кому-то приближенному к властной верхушке. Ценность этого актива однозначно повышается, если национальный диспетчер является его структурным подразделением, тк это ограничивает любую конкуренцию со стороны независимых производителей.
  • План передачи Белорусской энергосистемы под внешнее управление другого диспетчера, а так как два оператора одновременно не могут быть в одной энергосистеме, из одного диспетчера сделали структурное подразделение одной из компаний, пусть и самой крупной на территории Беларуси.

 

The article is available in English A move from the market

Последнее в категории «Колонки»