Телеграм в Беларуси: больше, чем мессенджер

Телеграм в Беларуси: больше, чем мессенджер

Как ТГ стал основной площадкой для политической жизни в стране

Никита Попов / РБК
25.01.2021 Ян Авсеюшкин

Приложение Телеграм, изначально позиционирующее себя как быстрое и безопасное средство коммуникации, давно переросло из средства связи в полноценную социальную сеть. В среду, в которой проходят политические дискуссии, переходящие в  политические действия, что раньше было крайне затрудненным в Беларуси из-за тотального контроля и многолетних зачисток. Появление и развитие телеграм сообщества Беларуси – пример того, как технологии меняют устоявшиеся уклады и позволяют преодолевать недоверие в атомизированном обществе.

Весной мы уже писали об особенностях развития телеграм-сообщества в Беларуси в контексте информационного суверенитета и эпидемии ковид. В этой статье мы рассмотрим изменения, которые произошли за полгода в беларусском телеграме.

Телеграм является вторым по популярным мессенджером в Беларуси – им пользуется 43% аудитории, по данным infopolicy.biz. Причем это приложение показало рост доли пользователей за год почти в 2 раза.

Ключевым отличием ТГ стало наличие каналов, позволяющих напрямую получать новости из первоисточников и с мест событий, и там же их обсуждать. Изначально это явление мощно выстрелило в России, где возможности мессенджера оценили политтехнологи, обслуживающие разные группы влияния. Большая защищенность и анонимность позволяла быстро и безопасно размещать любой контент, не опасаясь за последствия.

В Беларуси история развития мессенджера отличалась от российской. Мощных политических и коммерческих игроков на этой площадке попросту не было. Но зато там сформировалась сплоченное коммьюнити политических блогеров, а также чатов для свободного обсуждения проблем. Там люди реализовывали свою потребность высказаться, неосуществимую в условиях авторитаризма. В этом плане площадка точно попала в запрос общества.

Триггерами для перехода от убежища диссидентов к социальной сети стали общественные процессы, для освещения которых не хватало традиционных СМИ. Аудитория опасалась напрямую обращаться в медиа, куда безопаснее и быстрее можно было отправить информацию в бот обратной связи. Видя, что ТГ превращается в книгу жалоб пользователи доверяли ему всё больше и больше. Из платформы освещения и обсуждения событий он превратился инструмент воздействия.

Первая координированная акция ТГ-сообщества произошла в декабре 2019 года, накануне годовщины подписания договора о Союзном государстве с РФ. Тогда администраторы крупнейших сообществ опубликовали открытое обращение о том, что независимость Беларуси не предмет торга и углубление интеграции с Россией вредит национальным интересам нашей страны. Обращение тогда набрало более 300 тысяч просмотров и попало в классические СМИ. Далее ТГ каналы во много формировали повестку, задавали тон всему обсуждению темы интеграции с РФ.

Следующим толчком к развитию ТГ-сообщества стала эпидемия ковид. Власти поначалу демонстрировали открытость, Министерство здравоохранения даже завело собственный тг-канал, где публиковало актуальную статистику по заболевшим. Проект поддержали независимые блогеры, но синергия чиновников и неподконтрольного сообщества продлилась недолго. Александр Лукашенко выбрал отрицание ковид как предвыборную стратегию, открытость министерства резко свернулась, а у общества остался запрос на информацию, касающуюся эпидемии.

В итоге основным источником информации для людей в Беларуси по теме коронавируса стали тг-каналы. Далеко не все из них стремились к объективному освещению, и скорее паразитировали на теме. В условиях сокрытия цифр по реальной смертности, отсутствия понимания, что такое ковид, и недоверия государству аудитория была готова потреблять любой контент. Вперемешку с паническими слухами «о горах трупов», там можно было получить хоть какую-то информацию о состоянии больниц, необходимой помощи и тд.

Стоит отметить, что эпидемией коронавируса воспользовались коммерческие структуры, занимающиеся созданием и перепродажей онлайн-ресурсов. В одно время появилось несколько каналов, которые показали стремительный рост на теме коронавируса. Они забивали ленту мусорным контентом, рерайтом новостных сайтов и других каналов. Вливания в рекламу позволили им быстро набрать обширную, но неразборчивую аудиторию. Впоследствии большинство из этих каналов были проданы и сменили тему.

Поскольку эпидемия ковид началась как раз перед президентской кампанией в Беларуси, то и ковидная кампания перешла в кампанию политическую. Системная ошибка Лукашенко и его окружения по отрицанию ковид-эпидемии раскалили общество, что отразилось и на телеграм-среде. Не сдерживаемые правилами зарегистрированных СМИ, и при поддержке лояльной аудитории, тг-каналы поначалу полностью задавали повестку предвыборной гонки.

Анонсы пикетов по сбору подписей независимых кандидатов, встречи с избирателями – все поддерживалось независимыми каналами. После ареста большинства альтернативных Лукашенко кандидатов в президенты независимые пробеларусские телеграм каналы единодушно поддержали последнего независимого кандидата Светлану Тихановскую, что тоже сыграло свою роль в ее успехе на выборах.

 

Сегменты каналов

Здесь мы не затрагиваем коммерческие, а также развлекательные каналы. В фокусе внимания блоги, во многом сформировавшие политическую ситуацию в РБ – как правило, именно о них говорят государственные каналы, говоря о «деструктивном влиянии».

В первый эшелон входят флагманы Нехта (800к) и канал Нехта лайв (1500 к). Канал оппозиционного ютуб-блогера Степана Путило выстрелил весной 2019 года, публикуя эксклюзивную информацию о громком исчезновении и самоубийстве милиционера в Могилеве. В дальнейшем он специализировался на публикации информации от источников среди МВД, и другого критического для властей материала.

Во время выборов именно этот канал сыграл главную роль в формировании протестных настроений. Обширная база подписчиков, постоянный поток информации с мест и внимание подписчиков из РФ дали взрывнойу рост, канал набрал более 2 миллионов подписчиков. Там же выходили и анонсы акций протеста.

Но набрав аудиторию, проекту пока не удается ее удержать – количество подписчиков сократилось с 2,165 млн до 1,539 млн. Усталость аудитории, и жёсткая, на грани хейтспича, риторика, вместе со слабостью фактчека привели к массовому оттоку пользователей.

Во втором эшелоне находятся канал Беларусь Головного Мозга. До появления Нехты именно он был самым крупным белорусским каналом в Телеграм. Он сыграл значимую роль в освещении кампании на ее начальных этапах. Администратор Игорь Лосик проводил удачные медиакампании, направленные на разные группы аудитории. Например, кампания «не мой президент», где служащие силовых структур публиковали свою форму или удостоверения с критикой в адрес Александра Лукашенко. После успеха акции его арестовали, и сейчас объявил голодовку, протестуя против выдвинутого против него обвинения.

Схожий контент предоставляет канал Мая Краина Беларусь и Баста, с более прямолинейным и простым контентом, направленным на массовую протестную мобилизацию.

Популярен сатирический канал Чай с малиновым вареньем, высмеивающий новости, происходящие в стране и мире. Сдержанность позиции, отсутствие хейтспича и хорошее чувство юморов у администраторов позволили ему сохранить позиции, когда у крупнейших каналов происходит массовый отток.

Отдельно стоит проект МотолькоПомоги, канал блогера Антона Мотолько. Изначально чисто урбанистический блог, посвященный проблемам развития Минска, постепенно политизировался, и также стал одним из популярных медиа в Телеграм. Что важно, канал выстраивался как личный бренд, гарантирующий качество информации, и во время оттока аудитории, уставшей от постоянного кликбейта, МотолькоПомоги только вырос.

Третий эшелон – средние каналы с аудиторией 10 – 40 тысяч подписчиков. В основном это аналитические авторские блоги, где осмысливаются и комментируются происходящие события, и идет прогнозирование развития ситуации в Беларуси. К таким можно отнести канал Шрайбман, Рефлексия и реакция, Класковский и тд. Несмотря на относительно небольшое число подписчиков, их аудитория более лояльна. Такие каналы являются «инфлюенсерами для инфлюенсеров», и задают тон общей повестке.

Крупные проекты, выросшие во время активной фазы протестной кампании, сейчас теряют аудиторию – нет накала, нет жизненно важной, скрываемой информации, которая могла бы удерживать аудиторию. В итоге выживают блоги, которые больше внимания уделяли фактчеку и качеству информации, а также каналы крупных классических СМИ. Эта категория практически не потеряла в подписчиках. Наиболее заметными в этом сегменте являются Тут бай, Онлайнер, Белсат, Наша Нива, Куку.орг, Радио Свобода.

Также есть небольшая группа российских прокремлевских каналов, работающих по белорусской теме, продвигающих идею «глубинной интеграции» в разных видах. Это Минская Семибоярщина, Бульба престолов, Всебелорусское народное собрание(бывший БелоРусский диалог). Количество подписчиков колеблется в диапазоне 10-20к.

Присутствие государства

Государственные ресурсы, несмотря на постоянное цитирование в государственных же СМИ, на территории телеграма приживались плохо. Было несколько небольших каналов, публиковавших компрометирующую информацию про оппозиционных активистов и политиков, но они не набирали больше нескольких тысяч подписчиков и оставались маргинальными.

Большинство чиновников избегали телеграма, его боялись еще больше, чем остальных социальных сетей. Были более-менее представлены пресс-службы отдельных ведомств – Следственного комитета, МВД, Минобра, Минобороны. И флагман – канал Пул первого, детище пресс-службы Александра Лукашенко. Там публиковались анонсы его встреч, фрагменты выступлений и неформальные видео. В условиях недоступности Лукашенко для негосударственных журналистов, для независимых СМИ этот канал стал основным источником информации о деятельности президента, и они были вынуждены постоянно ссылаться на него.

Всё изменилось с началом президентской гонки. В Администрации президента была создана специальная группа сотрудников государственных медиа, которая занялась администрированием сетки каналов откровенной пропаганды и дискредитации протестного движения и активистов. Хейтспич, разжигание ненависти, угрозы, топорные карикатуры, прямые оскорбления, публикация материалов уголовных дел – это краткий перечень того, что составляет из себя контент.

В сеть входит несколько десятков каналов, с одинаково низким качество контента. Отметим, что соотношение просмотров и количества подписчиков остается низким, что говорит о накрутке и принудительной подписке сотрудников госучреждений.

 

Цифровое подпольное государство

В условиях политического кризиса и недоверия к властным институциям белорусы столкнулись с необходимостью выстраивания своих структур, дублирующих функции государства. Естественно, платформой стал Телеграм.

Первым стал проект по противодействиям фальсификации выборов Голос. Избиратель регистрировался на сервисе, указывал там свой участок, а потом в день голосования через специального бота направлял фотографию бюллетеня в систему. При большом количестве зарегистрировавшихся в системе можно было выявить манипуляции на отдельных участках – например, если число поданных в Голосе бюллетеней за определенного кандидата превышало количество голосов в официальном подсчете, это гарантированно определяло фальсификацию.

Впоследствии эту идею использовали и для выяснения общественного мнения по желательности ввода санкций со стороны Запада против режима, например, необходима ли блокировка SWIFT.

Сейчас проходит опрос о том, какой должна быть новая Конституция. К запуску готовится платформа Сход, позволяющая выдвигать делегатов на выборы. Регистрация избирателя и голосование там также происходит при помощи чат-бота.

Самой важной и успешной стала инициатива dze.chat, фактически восстановившая социальное пространство Беларуси, но в цифровом измерении. В Беларуси практически отсутствовало понятие общественных пространств у своих домов – дворы воспринимались только как некое функциональное место без социальной нагрузки. Уровень коммуникации между жителями одной локации была невысоким из-за всё того же недоверия друг к другу. Но все изменила функция геочатов, создающих группы по расположению пользователей.

Благодаря этому во дворах, домах и подъездах быстро появились локальные чаты, в которые собирались политически активные соседи. После централизации, добавления всех чатов на открытую карту, произошел взрывной рост их численности. Оказалось, что во дворе можно проводить совместные чаепития, концерты, занятия по рукоделию и многое другое. Конечно, многих при этом объединяло и неприятие действующей власти – листовки, вывешивание символики, песни протеста стали неотъемлемым атрибутом дворового движения.

В итоге свободные дворы стали костью в горле у властей. Отдельные непокорные кварталы, где живет преимущественно средний класс, практически превращали в гетто, под постоянным контролем милиции. Наказывали отключением воды, присылали группы дружинников и спецназа. Несмотря на давление, именно дворовые марши остаются последним оплотом протестной уличной активности.

В ходе цифровой революции в Беларуси появились и проекты, которые с рядом условностей можно отнести к «правоохранительным». Среди них можно выделить проактивные  – Черная Книга Беларуси (89к) и проект Каратели (65к). Там публикуются личные данные силовиков, для организации общественного давления. Еще один проект – Киберпартизаны. В ходе протестов появлялись и исчезали несколько хакерских групп разной степени профессионализма. Они организовывали взломы государственных ресурсов, публиковали персональные данные силовиков, организовывал дос-атаки и массовые жалобы на аккаунты с пропагандой.

Там же присутствуют все основные политические силы и инициативы – Страна для Жизни, Светлана Тихановская, Павел Латушко, Честные люди и другое. Телеграм стал основной площадкой для политической жизни в стране, где казалось, политика невозможна в принципе.

Эта статья опубликована в рамках проекта The Prospect Foundation «Грамотность в Интернете для редакторов и администраторов публичных страниц в социальных сетях», управляемого iSANS и поддерживаемого грантом Международного Вышеградского Фонда.

The article is available in English Telegram in Belarus: More than a messenger

Последнее в категории «Статьи»