Рынок электроэнергетики может стать более дискриминационным

Рынок электроэнергетики может стать более дискриминационным

Изменения в законодательстве создают условия для неравноправия и злоупотреблений

Unsplash / Sigmund
25.10.2021 Евгений Макарчук

16 апреля 2021 года был подписан Указ Президента Республики Беларусь № 153 «О развитии электроэнергетики». Позже, 6 июля 2021 года было принято Постановление Совета Министров № 381 «О мерах по реализации Указа Президента Республики Беларусь от 16 апреля 2021 г. № 153».

Положения, заложенные в указе, могут в значительной мере изменить взаимоотношения и функционирование электроэнергетической системы в средне- и долгосрочной перспективе. Основных изменений два.

Первое изменение — «1.1. блок-станции, подключенные непосредственно или опосредованно к электрическим сетям энергоснабжающих организаций, электрические станции энергоснабжающих организаций и Белорусская атомная электростанция подлежат единому оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике на основании договоров оказания услуг».

Ранее блок-станции работали по собственному графику (могли работать постоянно на номинальной нагрузке), а обеспечение баланса мощности обеспечивалось только за счет мощностей ГПО «Белэнерго». Теперь они подлежат единому оперативно-диспетчерскому управлению.

Блок-станциями называются любые установки для генерации электрической энергии, не входящие в состав ГПО «Белэнерго», но подключенные к их сетям.

На первый взгляд эти решения правильные и нужные для сегодняшней энергосистемы. После пуска АЭС в энергосистеме будут возникать периоды, во время которых производство электрической энергии будет превышать потребление. В такие моменты производство нужно сокращать на всех генераторах энергосистемы, где это позволяют характеристики оборудования.

Поэтому c точки зрения управления работой энергетических систем, обеспечения качества электроэнергии и надежности ее снабжения – данная мера верная.

В любой энергосистеме с рыночным регулированием все станции вне зависимо от формы собственности подлежат единому оперативному управлению. Ранее диспетчер обязан был загружать блок-станции в первую очередь, а баланс спроса и предложения обеспечивался за счет ограничения выработки на мощностях Белэнерго, что, по сути, дискриминировало энергоблоки Белэнерго.

Второе изменение «2. Предоставить право: 2.1. владельцам блок-станций, подключенных непосредственно к электрическим сетям энергоснабжающих организаций, осуществлять с использованием таких электрических сетей в пределах одной области распределение и (или) в пределах нескольких областей передачу и распределение электрической энергии, произведенной указанными блок-станциями, своим обособленным подразделениям (филиалам, представительствам), иным структурным подразделениям и (или) объектам электроснабжения владельцев блок-станций (далее – объекты владельца блок-станции).»

Другими словами, блок-стации теперь смогут передавать электрическую энергию по сетям ГПО «Белэнерго», а значит смогут производить электрическую энергию без географической привязки к точке потребления энергии.

Очевидно, что производители электроэнергии, подключенные к электрическим сетям, должны оплачивать не только собственные расходы на производство электроэнергии, но также затраты сетевых организаций на передачу и распределение энергии. Это также общий рыночный механизм, когда производящая организация оплачивает все затраты до точки продажи электроэнергии (в нашем случае – до счетчика потребителя). Ранее эти затраты фактически ложились только на источники ГПО «Белэнерго».

Данная мера необходима для обеспечения стабильного финансирования обслуживания сетевого хозяйства, так как с ростом доли блок-станций в производстве электроэнергии отсутствие платежей с их стороны будут сокращать объем финансирования для обслуживания сетей со всеми вытекающими последствиями.

Таким образом, принятие данного акта может показаться положительным сигналом и выглядит как первые шаги построения рынка электрической энергии в Беларуси. Именно так озаглавлено интервью Заместителя Министра энергетики Республики Беларусь О. Ф. Прудниковой в журнале «Энергетическая стратегия» — «В Беларуси положено начало формированию рынка электроэнергии».

Однако, если разобраться детально с сутью данного указа и рассмотреть его в контексте общего регулирования работы энергетической системы, то становится понятно, что все не так радужно.

Первый пункт указа

Как было сказано выше – общее оперативно-диспетчерское управление (ОДУ) — это норма, одна из базовых основ функционирования справедливого, недискриминационного рынка электроэнергии.

Однако эта норма не является первой при построении рынка электрической энергии. Общее ОДУ обычно вводят после, или одновременно с созданием независимой диспетчерской организации. Эта организация не должна финансово или административно зависеть от любой другой коммерческой структуры на рынке электроэнергии. Эта организация разрабатывает публичные и доступные всем участникам рынка правила распределения нагрузки, которые, учитывают режимные ограничениях работы оборудования и экономических показателях их работы.

Некоторые виды источников электроэнергии не могут регулироваться или имеют ограниченную скорость изменения мощности (Например ТЭЦ или АЭС). Для таких источников прописываются специальные правила.

Оперативно-диспетчерское управление было выделено в отдельную организацию еще в 1988 году. Позже организация получила название РУП «ОДУ». Хотя фактически эта организация финансировалась из источников Белэнерго, что не позволяет гарантировать их независимость, но это было юридически обособленная организация. Финансирование со стороны Белэнерго не вызывало вопросов, потому других участников рынка просто не существовало. Генерация и передача электроэнергии оставалась фактически монополией Белэнерго.

Однако с 3 января 2020 года РУП «ОДУ» исключено из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с передачей всех прав и обязанностей в ГПО «Белэнерго». Таким образом, РУП «ОДУ» перестало существовать как независимое юридическое лицо и стало структурным подразделением ГПО «Белэнерго». Здесь стоит отметить, что создание независимого диспетчера первый шаг по построению рынка электрической энергии, самый базовый принцип его функционирования. Без независимого диспетчера построение рынка невозможно в принципе, так как невозможно организовать недискриминационное распределение нагрузки и, следовательно, привлечь инвестиции (Инвесторы не будут покупать или создавать новые мощности если не будут видеть гарантию распределения нагрузки на недискриминационной основе). Поэтому пока не создан независимый диспетчер, никакие действия не ведут к созданию ранка электрической энергии.

При отсутствии независимого диспетчера общее оперативно-диспетчерское управление не ведут к формирования рыночной недискриминационной среды. Фактически на сегодня распределение нагрузки между источниками энергии будет осуществлять один из источников энергии. Очевидно, в данном исполнении оргинизация-диспетчер будет заинтересована в максимальной загрузке собственных мощностей за счет ограничения выработки на блок-станциях.

Возможного этого и не будет и распределение нагрузки будет продолжаться исключительно на экономических принципах, однако гарантий этому нет. Кроме того, закрытость данных о постанционной выработке или себестоимости производства электрической энергии не позволит собственникам блок-станций даже выявить дискриминационное поведение диспетчера и попытаться защитить свои права. Под видом внедрения общих правил рынка без создания необходимой минимальной инфраструктуры данные действия имеют прямо противоположные результаты (или намерения).

Кроме того, данный указ подразумевает не только распространение общего диспетчерского управления на блок-станции, но также и участие в покрытии затрат на ведение ОДУ. Данная практика также является общей для энергосистемы с рынком электроэнергии и с первого взгляда может быть поддержана. Однако не стоит забывать, что выделенное независимое юридическое лицо имеет собственный баланс, который ясно показывает затраты и позволяет выделить затраты на ОДУ (если организация оказывает еще какие-то услуги) и распределить эти затраты между всеми участниками рынка. В нашем случае отдельного юридического лица нет. Разделения функционирования энергетической системы по видам действия так и не произошло. Притом финансовые показатели работы ГПО Белэнерго остаются зарытой информацией. Поэтому другие участники рынка электроэнергии не могут быть уверены в том, что тариф установленный МАРТ будет обеспечивать компенсацию затрат на ОДУ. Сами участники рынка не смогут проверить эту информацию ввиду закрытости финансовых данных и фактически отсутствия отдельного баланса по организации ОДУ, при этом у ГПО «Белэнерго» существует стимул увеличения затрат ОДУ (перенесения других затрат на данное подразделение) с целью повышения тарифа на ОДУ. Это позволит с одной стороны сократить собственные расходы за счет увеличения платежей со стороны блок-станций, с другой стороны снизить конкурентоспособность блок-станций и ограничить их выработку уже на основании экономических параметров.

Второй пункт указа

Второй пункт дает право собственникам блок-станций на передачу электроэнергии по сетям ГПО «Белэнерго». Она также выглядит шагом в сторону рынка электрической энергии. При рыночном функционировании электроэнергетических систем недискриминационный доступ к сетям электроэнергии является также основным правилом функционирования.

Однако в нашей ситуации вторая часть данного пункта указа оказывается не менее значимой чем первая. Данное право получают только организации ЖКХ (формируется перечень организаций, похоже он будет включать районные организации ЖКХ но не только их). Также сети могут использоваться организациями для передачи электрической энергии в свои же структурные подразделения.

Очевидно, что данный пункт направлен в основном на блок-станции, работающие на ВИЭ. Блок станции на природном газе выгоднее ставить прямо рядом с местом потребления электроэнергии без передачи по сетям ГПО Белэнерго. А вот эффективность электростанций на ВИЭ в значительной степени зависит от географического расположения (особенно для ветроэнергетики) или требует больших площадей (для солнечных станций), которые на территории предприятия или рядом с ним в городских условиях выделить проблемно.

Следовательно, эта норма дает юридическую возможность развивать ВИЭ, но практически развивать их можно только для ограниченного числа организаций. Как видно из текста указа продавать электроэнергию конечным потребителям (или оптовым) запрещено. Можно только передавать для обеспечения собственных потребностей. Следовательно, основным бенефециаром новых норм будут крупные промышленные предприятия, которые смогут обеспечить спрос на производимую электроэнергию. В подавляющем большинстве это крупные государственные компании.

Рынок без рынка

Стоит обратить внимание на еще один момент, достаточно интересный. Производство электроэнергии на установках в рамках квот на строительство, согласно указу (УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 24 сентября 2019 г. № 357), предусматривает продажу электроэнергии по тарифу с повышающим коэффициентом к тарифу для промышленных потребителей.

В данном случае мы видим, что рыночный механизм начинает работать, но только для особых юридических лиц (вхождение в структуру ЖКХ), обладающих определенными характеристиками (значительным собственным потреблением), что создает значительную дискриминацию на рынке электроэнергии. Теперь крупное предприятие может получать электрическую энергию по более низкому тарифу за счет создания собственных ВИЭ, в том время как небольшие организации не смогут такое себе позволить ввиду меньшего потребления, а значит более высоких затрат на электроэнергии от ВИЭ (электроэнергия от небольших станций всегда стоит дороже, чем от более мощных за счет эффекта масштаба).

Данная дискриминация уже выходит за рамки рынка электроэнергии и возможно будет сказываться на предприятиях других секторов как неравные условия в виде юридических ограничений на равный доступ к электрической энергии.

Также право пользования услугами по передаче энергии по сетям получили и организации ЖКХ (было указано выше). Здесь уже не стали даже пытаться скрыть дискриминационный подход – прямо прописан сектор (или административная подчиненность) предприятий, которые получают право. И фактически сегодня это право не ограничивается правом на передачу электроэнергии по сетям ГПО «Белэнерго». Фактически это право зарабатывать на производстве электроэнергии, при производстве электроэнергии дешевле, чем в системе Белэнерго. Ведь любое предприятие, не входящее в структуру ЖКХ и не имеющее значительного собственного потребления не имеет права производить электроэнергию. Это особенно важно на фоне декларации, что квот на создание установок использующих ВИЭ не будет на период 2021–2023 годы. Т. е. ни одна организация, которая специализируется на производстве, электрической энергии не сможет создавать новые установки на протяжении трех лет.

При этом заместитель Министра О.Ф. Прудникова прямо ссылается к ст. 5 Закона о естественных монополиях, в которых указано что «субъекты естественных монополий обязаны предоставлять на равных (недискриминационных) условиях доступ к услугам, относящимся к сферам естественных монополий», понимая что указ прямо противоречит этому требованию и очерчивает перечень юридических лиц (по форме подчинения (ЖКХ) или по наличию значительного собственного потребления), дискриминируя организации, таким условиям не отвечающие – предприятия специализируемые непосредственно на производстве электрической энергии.

Возвращаясь к возможности транспортировки электрической энергии нужно также заметить, что услуга эта будет иметь определенный тариф. Тариф этот должен покрывать все затраты, которые необходимы для поддержания сетей в надлежащем состоянии и развитии сетевого хозяйства. Однако каким образом может быть определен весь объем затрат, если сетевые компании не выделены в отдельное юридическое лицо с собственным балансом? Сетевое хозяйство обслуживается подразделениями ГПО «Белэнерго», которые могут в рамках одного юридического лица и обслуживать сети разного уровня напряжения, производить тепловую и электрическую энергию, а также организовывать сбыт электрической энергии конечным потребителям. В этих условиях у предприятий возникает стимул перенести часть своих издержек на вид услуг «передача электрической энергии» что позволит повысить тариф и увеличить доходы организации за счет сокращения конкурентоспособности других производителей энергии – собственных конкурентов.

Из сути данного указа видно, что никаких шагов по формированию рынка не делается, рыночные структуры упраздняются (ликвидация РУП «ОДУ»), а нормативная база создает все больше административных барьеров и дискриминирующих условий на рынке электроэнергии. Скорее всего издание данного указа – результат лоббирования собственных интересов со стороны крупных промышленных предприятий, концернов и холдингов, а также организаций ЖКХ. Теперь они получили право на производство электрической энергии с более низкой себестоимостью и заработка за счет сокращения издержек или за счет продажи ее другим потребителям.

Нельзя исключать, что некоторые из участников разработки данного указа действительно пытались закрепить хоть какие-то шаги по формированию рыночного управления электроэнергетики. Но формировать рынок частично невозможно. Невозможно создать немного дискриминационный рынок. И в нашем случае, при отсутствии базовой рыночной инфраструктуры, никакие подобные шаги движения к рынку не создают.

Напротив движение в этом направлении говорит о том, что в ближайшем будущем мы уже сможем увидеть издание указов о выделении отдельного права на транспортировку электроэнергии по сетям ГПО «Белэнерго» но уже не целым секторам, а отдельным организациям, как это было с «табакерками», ННК, ООО «ГардСервис» и другие организации, которые относятся к идеологически чуждому частному сектору, но их собственники — «свои люди».

The «SlovakAid Fellowship Program for Change Leaders»

The article is available in English The electricity market may become more discriminatory

Последнее в категории «Статьи»