Россия и перемены в Беларуси

Россия и перемены в Беларуси

Жажда чего-то другого

Mark Humphrey / AP
06.08.2020 Дэвид Марплз

Выборная кампания 2020 в Беларуси стала свидетельством полной смены политического ландшафта, с толпами поддерживающих кандидатку – неофита Светлану Тихановскую. Однако в Беларуси до сих пор нет механизма легитимной смены власти, несмотря на растущий раскол в элитах, который подтолкнул к выдвижению Виктора Бабарико и Валерия Цепкало.

История кандидатов заставила беларусскую диаспору за рубежом подозревать в них фигуры, за которыми стоит заговор Кремля по свержению Лукашенко. Самыми очевидными казались российские связи Виктора Бабарико, поскольку он 20 лет возглавлял «Белгазпромбанк». Хотя свидетельств пророссийскости Бабарико на самом деле нет. С другой стороны, для того, чтобы занимать посты, которые у них были до выборов, оба вышеупомянутых кандидата должны были совершить карьерные маневры маккиавелистского характера.

Тихановский в данном случае – совсем другая история. Он больше всего известен в качестве блоггера и ворвался в предвыборную кампанию без малейшей склонности прятаться или играть по правилам. Именно он приклеил оскорбительное и унизительное прозвище «таракан» к Лукашенко. Тихановский был слишком популярен, чтобы быть допущенным к гонке, и власти прибегли к проверенной тактике – аресту и содержанию под стражей. Его жена смогла получить регистрацию как кандидат, поскольку властям показалось, что она не станет серьезной угрозой.

У президента Лукашенко есть целый арсенал подавления – в виде КГБ, ОМОНа, ЦИК, марионеточного парламента и конституционного суда – чтобы остаться во главе государства. Скорее всего, 9 августа председатель ЦИК огласит результаты выборов – от 70 до 80% голосов в пользу Лукашенко. Однако, зная о популярности Тихановской, Лукашенко и его окружение должны предвидеть протесты.

Примерно в 700 километрах на северо-восток президент России Владмир Путин также будет рассматривать собственные сценарии относительно Беларуси. Его отношения с Лукашенко значительно охладели за последние несколько лет, и его раздражают знаки о сближении, посылаемые главой Беларуси ЕС и США. Для Кремля жесткое противостояние с протестующими с применением насилия, которое бы удержало Лукашенко у власти, но отрезало, хотя бы на время, от Запада, является наилучшим из возможных вариантом.

Однако и для Путина есть потенциальные проблемы во всей ситуации. Неклассический лидер оппозиции, поддержанный разными слоями общества – это нечто новое. У Тихановской нет истории провальных кампаний, поддержки этнического национализма или даже европейских устремлений. Однако она и ее партнерки Вероника Цепкало (жена Валерия) и Мария Колесникова (глава штаба Виктора Бабарико), смогли, несмотря ни на что, вдохновить до этого аполитичных беларусов выйти тысячами в их поддержку на фоне опасности COVID-19. У Тихановской нет политической платформы, но она уже заявила, что не видит будущего для Союзного государства России и Беларуси.

Лукашенко, конечно, умелый политик, однако у него не слишком большое пространство для маневра.

Задержание «вагнеровцев», которые скорее всего были в Беларуси транзитом в Африку, произошло без предварительных коммуникаций с Путиным. Мы ничего не можем утверждать наверняка, но все дело напоминает историю с «Белым Легионом» 2017 года. Пока реакция России была неожиданно умеренной – просто представьте, что такое задержание произошло бы в Украине. Пока высказались несколько российских дипломатов, и официально Россия все еще отрицает существование ЧВК Вагнер.

Однако ясно, несмотря на все маневры во внешней политике, Лукашенко сам по себе был и остается главным проводником пророссийской ориентации в беларусской политической жизни. Это становится очевидным из его политики 1990-х, создания Союзного государства с тогда еще президентом России Борисом Ельциным, и выбор победы в Великой Отечественной войне как основы национальной идентичности – события, которое все еще является объединяющим для части электората в России и Беларуси. В свое время Лукашенко называл Россию «родиной», а Гомель и Витебск – «русскими городами». И эти высказывания близки к высказываниям Путина, который, правда, не скрывает, что не доверяет ни Беларуси, ни Украине.

Однако Лукашенко от Путина отделяют и экономика, и стратегия. Россия – капиталистическая страна с лидером – автократом, в то время как в Беларуси сохраняется прямой контроль государства надо экономикой. Путинская Россия готова предоставить Лукашенко некоторую свободу в обмен на верность. В плане интеграции в арсенале Путина нефть, газ, совместные военные учения, подконтрольные СМИ и гибридная война в соцсетях, с помощью которой в умы беларусов насаждается российский взгляд на мир. Русский язык также стал мощным оружием, поскольку русский – первый язык для многих белорусов.

Беларусь иногда проявляла строптивость, однако в целом была надежным партнером, особенно на международной арене, после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе. До сих пор президент России был первым, кто поздравлял Лукашенко с победой на выборах. По сравнению с другими постсоветскими странами, Беларусь выглядела оплотом стабильности с сильными связями с Россией.

Однако Беларусь 2020 намного слабее экономически, чем Беларусь 2010. ВВП падает, и падает покупательская способность населения. Ситуация вряд ли изменится, так как Россия контролирует цены на источники энергии, пошлины и трубопровод через Беларусь. Хотя объем торговли с ЕС растет, но Россия остается основным экономическим партнером. В дополнение к Союзному государству, Беларусь входит в ЕАЭС, ОДКБ, другие объединения под лидерством Москвы. Путин однажды высказался, что Беларусь могла бы быть западной провинцией России, но вряд ли равным партнером в союзе России и Беларуси.

И все же будущее пока неопределенно. Путин столкнулся с продолжительными протестами в Хабаровске, и его популярность упала до 25%. Информация, приходящая из России, свидетельствует о том, что несмотря на успешное «обнуление», позволяющее Путину быть у власти еще 12 лет после 2024 года, сам он может думать об уходе от дел. Однако создание стратегии выхода тоже может занять определенное время.

С другой стороны, для Лукашенко, которому в этом месяце исполнится 66, уход от дел – не вариант. За ним тянется вереница темных дел, самое громкое из которых – насильственное исчезновение 4-х соперников во время политического кризиса конца 90-х. Он, конечно, не диктатор типа стареющего Каддафи, однако в случае смены режима может опасаться преследований и требований суда. Он может быть принят или не принят в России. В Беларуси он не сможет оставаться без гарантий амнистии.

Российская политика оперирует на основе гибкого, краткосрочного планирования. Изначальной ее задачей может быть сохранение Лукашенко у власти, несмотря на все его выкрутасы, чтобы в Беларуси не случилось настоящей смены власти в стиле Майдана. Однако будущее просматривается менее четко, поскольку кампания Тихановской продемонстрировала, что беларусы хотят перемен. И этот факт не изменят ни применение силы, ни фальсификации во время выборов. В прошлом беларусов можно было обмануть популизмом, однако теперь при Лукашенко выросло новое поколение, и оно хочет для себя и своей страны иного.

***
Статья также доступна на Reform.by.
***
Дэвид Марплз — профессор истории Университета Альберты (Канада), специалист по Украине, России и Беларуси, с 2010 года возглавляет Североамериканскую ассоциацию беларусских исследований. Автор книг «Феномен Лукашенко: выборы, пропаганда и основы политической власти в Беларуси», «Беларусь — денационализированная нация», «Славное прошлое»: Беларусь и Великая Отечественная война Лукашенко». Является членом экспертной сети iSANS.

The article is available in English Yearn for Something Different