Пост-правда и пост-выборы во времена пост-ковида в Беларуси. Теория и практика вмешательства

Пост-правда и пост-выборы во времена пост-ковида в Беларуси. Теория и практика вмешательства

У Кремля есть несколько сценариев, как могут пройти выборы в Беларуси

@vdbabariko
16.06.2020

Результат деятельности по размыванию представления о правде, задачах журналистики и превращение информационного поля в конкурирующие нарративы получил название пост-правды и появился еще до масштабных операций Кремля. Однако в результате масштабных действий в информационном поле пост-правда оказалась наиболее тесно связанной именно с работой кремлевских технологов.

Если мы посмотрим на историю вмешательства Кремля в выборы других стран, мы обнаружим, что первые «команды» по такой работе появились сразу после первых цветных революций. Формально они занимались «альтернативным» наблюдением на выборах, в реальности же под прикрытием таких «наблюдателей» работала команда технологов, фактически, экспортируя внутрироссийские приемы работы в ближнее зарубежье. «Вершиной» вмешательства в выборы стала история с вмешательством в выборы США, технологии подробно изложены в различных докладах.

Фактически, можно сказать, что сейчас мы имеем дело еще с одним феноменом — пост-выборами. В результате пост-выборов аудитория избирателей оказывается вовлеченной в поток сбивающих с толку сообщений и эмоциональных таргетированных воздействий вместо здравой открытой политической дискуссии.

 

Выборы, как инструмент демократии, и так переживают не лучшие времена по ряду причин даже в старых устоявшихся демократиях, основанных на незыблемости общественного договора и гражданских прав: общества, несмотря на существующие ценности, традиции и практики, оказываются уязвимыми для разного рода манипуляций.

 

В ситуациях новых демократий, странах с переходными формами правления и слабеющих автократиях общества оказываются особенно уязвимыми — поскольку не развиты или утеряны навыки политической дискуссии, нет незыблемых фундаментальных основ общественного устройства, работа национальных независимых медиа затруднена или подавляется, гражданское общество имеет ограниченное поле для действий. Для операций Кремля это идеальная ситуация, поскольку пропагандисткая машина может здесь развернуться на полную мощность.

Кейс Беларусь — ландшафт и сценарии

Предвыборная Беларусь как раз представляет собой такую идеальную ситуацию — в добавок к перечисленным выше факторам, Беларусь имеет русскоязычное пространство и традицию связей с Россией на разных уровнях, так что здесь работают и собственно российские СМИ, и сети пропагандистских веб-сайтов, оформленных как медиа, и соцсети, и телеграм-каналы различной направленности. Информационное и общественное пространство накануне начала выборной кампании оказалось расшатано продолжающимся кризисом COVID-19 и надвигающимися экономическими проблемами.

Для тех, кто последние полтора-два года следит за обострением «братской любви» с Россией на фоне попыток со стороны Кремля приступить к «глубинной интеграции», интрига нынешних выборов была в том, каким образом Кремль будет играть на поле беларусских выборов, и какие сценарии здесь могут быть задействованы. Ожидания подогревались периодическими «посланиями» через российские телеграм-каналы и медиа о грядущих выборах, в которых Беларуси «не нужны лишние потрясения».

Эксперты iSANS при моделировании ситуации рассматривали возможные сценарии, которые могли лежать в кремлевских кабинетах и быть запущенными в работу при различных обстоятельствах.

Среди возможных сценариев:

1. Простая легкая «раскачка ситуации». Она бы приводила к снижению легитимности нынешнего президента, провоцировала возможные репрессивные действия. Как минимум, такие репрессивные действия привели бы к очередному «охлаждению» на западном направлении, а при особой удаче — к зачистке гражданского и медиа поля, оставив простор для пророссийских деятелей и нарративов. Для этого, как ни странно, не нужен был бы открыто пророссийский кандидат. Достаточно было бы оставить в ситуации с ковид-кризисом все как есть, или обойтись скромными инвестициями через третьи руки в любые действия, ведущие к умеренной дестабилизации. Основной фон должны были создавать действия в инфополе. Остальное бы сделал COVID-19 и экономический кризис, переходящий в политический и остановленный жесткими репрессиями.

2. «Контролируемая» серьезная «раскачка ситуации», фактически, создание «управляемого хаоса». Здесь «ингридиенты» почти такие же, как и цели, но затраты на «раскачку» ситуации были бы значительно больше. Кроме того, здесь были бы нужны провокаторы, аналог украинских «титушек», которые бы в определенный момент довели ситуацию до такого градуса накала, что либо сам Минск должен был бы попросить помощи у Москвы, либо Москва оказала бы братскую помощь по подавлению беспорядков. В этой ситуации действующий президент остается на своем месте, но полностью теряет самостоятельность принимаемых решений и потом «уступает» место на следующих выборах. Фактически, работает «сценарий Янукович» в его успешном варианте.

Гражданское и медийное поле зачищаются полностью. Про «западный вектор» можно забыть. Однако этот сценарий исполним лишь при уверенности в том, что беларусы не станут сильно сопротивляться «братской помощи», иначе выйдет кроваво и некрасиво. Условно говоря, нужен сценарий «Крым», а не сценарий «Донбасс».

3. «Российский кандидат». Сценарий, при котором один из альтернативных кандидатов «выстреливает», набирает популярность на фоне кризисов.

Даже на постсоветском пространстве примеров не мало, в том числе и с участием Кремля. Беглый кыргызский президент Бакиев может многое рассказать о своем поражении.

У этого сценария схематично можно выделить два варианта:

кандидата не регистрируют, случаются волнения. И либо задействуют сценарии номер 1 или 2, либо ситуация развивается в сторону регистрации кандидатов и условно-свободных выборов.
кандидата регистрируют и на выборах он получает большинство в первом туре или побеждает во втором. Все это требует давления улицы, поддержки Кремля и части силовиков.

В принципе, такой сценарий на своем начальном этапе не требует договоренностей Кремля с кандидатами, и до поры до времени может идти как «сценарий номер 1», создавая простор для маневра. Затем, в критической ситуации, с кандидатом проводятся переговоры разъяснительно-принудительного характера.

Однако в такой ситуации для Кремля есть серьезная трудность идеологического порядка — для нынешней российской власти поддержка и признание «революционного» сценария — табу. И в силу отношения к «цветным» революциям, и в силу ситуации с Украиной, и в силу своего нынешнего положения — чтобы внутри России не возникало мысли о подобной возможности. Рейтинги стареющей вертикали власти России далеки от всеобщей поддержки.

В общем, чтобы задействовать третий сценарий, пропагандистам пришлось бы очень сильно поработать, фактически представив Александра Лукашенко «майданщиком» и «западником», насильно удерживающим власть, в то время как воля народа — с законно избранным новым президентом. Задача сложная, но не невыполнимая.

Однако для реализации такого сценария нужна полная уверенность в контроле над событиями во время смены власти и соблюдения договоренностей кандидатом. Кроме того, надо быть полностью уверенными в согласии с таким сценарием большинства силовиков и управляющих элит.

Короче говоря, такой сценарий несет в себе очень много рисков и издержек, но не является совсем уж невозможным.

Российское медийное зеркало беларусских выборов

Дисклеймер: iSANS не поддерживает ни одного из кандидатов в нынешних выборах и не делает выводы об их аффилиации с теми или иными группами интересов. Задача этого раздела — сделать выводы о выявленных на данные момент линиях нарративов российских медиа в отношении беларусских выборов.

Обозначая общий ландшафт действий российских медиа в начале выборов, отметим одну важную общую деталь. Нынешняя ситуация по-своему уникальна — фактически, все российские медиа «на стороне выбора беларусского народа», пострадавшего от экономического и ковид-кризисов. Все, что им нужно делать — это «просто освещать» предвыборную кампанию.

По иронии, против Лукашенко сейчас играют все российские медиа и публичные акторы — и традиционные «либеральные» оппоненты, и прямо аффилированные с российской вертикалью.

Вобщем-то нетрудно было просчитать, что оставшиеся в России либеральные медиа будут писать о репрессиях, недовольстве людей, протестах и сдаче суверенитета, и будут писать остро, вызывая раздражение в Минске. Эта ситуация опасна в первую очередь для самих российских либералов и их коллег из беларусского демократического поля. В зависимости от принятых Кремлем решений по реализации первого из сценариев, основная вина за «праздник непослушания» будет возложена как раз на российских и беларусских демократов, и у нас мало сомнений в том, что Кремль, в случае примирения с Лукашенко, будет подавать все как заговор «Запада, российских либералов, россйийских беглых олигархов и беларусской оппозиции». Первые «звоночки» такого рода уже появились.

 

Уникально то, что пока почти не видно утверждений о коварных происках западно-ориентированной оппозиции в связи с выборами. Впрочем, это понятно — сейчас главным «националистом» российские медиа назначают самого Лукашенко.

 

Фактически, в ряде медиа мы видим отработку тезисов под «третий сценарий» — а именно, превращение в глазах, как минимум, российской аудитории, Лукашенко в «майданщика», захватившего и удерживающего власть. Проводится мысль, что рейтинг Лукашенко сейчас настолько низкий, что в случае народных волнений по поводу выборов — это и вовсе не цветная революция, а волеизъявление народа, который хочет президента, способного договориться с Москвой.

Во «Взгляде», напрямую связанном с АП РФ, проводится параллель между «рейдерским захватом» Белгазпромбанка и «захватом Сбербанка» в Киеве после Майдана, в других СМИ используются заголовки про «методички Майдана».

Впрочем, как и все инструменты Кремля, этот блок по превращению действующего президента Беларуси в майданщика имеет несколько целей. Кроме «заготовки» для третьего сценария, это также послание для Минска о необходимости сворачивания «западного вектора» и «беларусизации», если есть желание спокойно провести выборы.

Сюда же ложится раскручивание идеи недовольства силовиков текущей политикой Лукашенко. Предполагается, что «военные не будут защищать Лукашенко от Майдана», или вовсе займут решающую позицию в ситуации кризиса:

«В общем, с учетом появления в Белоруссии, спустя десяток лет отсутствия, посла США с якобы широкими полномочиями по противодействию России, складывается не очень приятная для Кремля картина. Лукашенко не только не намерен уступать партии Москвы на президентских выборах в августе, но и зачищает прокремлевские силы в Белоруссии и активно заручается поддержкой традиционных западных оппонентов (если не сказать противников) правящего в РФ режима. Действия и риторика Лукашенко по российской тематике все более напоминают о событиях на Украине накануне и после победы Майдана. Едва ли Белоруссии после выборов грозит вмешательство «зеленых человечков», все-таки ее армия значительно лучше подготовлена, чем украинская в период присоединения Крыма к России и начала войны в Донбассе. Хотя трудно сказать, какие настроения царят в офицерском составе белорусской армии. Ведь у России было время подготовиться к демаршу Лукашенко. В любом случае параллели с Украиной очевидны, как понятно и то, что шпагат Лукашенко между Россией Путина и Западом не может длиться вечно».

Это, в совокупности с распускаемыми последний год через телеграм-каналы слухами о различных заговорах силовиков, можно считать прямой угрозой. Примечательно, что здесь фактически проговаривается вариант второго и третьего сценариев.

Блок медиа-посланий, связанный с основными кандидатами, очень интересный:

Валерий Цепкало и Виктор Бабарико — кандидаты от элит;
кандидаты не готовят майдан, они за честные выборы;
кандидаты смогут договориться с Москвой;
Бабарико консультировался с Москвой.

В принципе, первые три пункта укладываются в схему шантажа и тех посланий, которые раскручивались последний год через Telegram — о недовольстве народа и элит политикой Лукашенко и готовности Кремля рассмотреть это недовольство вплоть до смены режима в Минске, если все будет получаться без лишнего шума и кровопролития. Впрочем, эти тезисы тиражируют те же самые люди, которые, по нашим данным, ведут пророссийские телеграм-каналы, направленные на Беларусь.

А вот четвертый пункт — про консультации Бабарико с Москвой, «слитые» через Bloomberg и повторенные русским Forbes, требует отдельного пристального рассмотрения.

 

Первый и главный вопрос — зачем было условному Кремлю «сливать» Бабарико, если бы он действительно являлся тем самым российским кандидатом?

 

И — почему это было сделано через Bloomberg, даже не через «Коммерсант», который обычно используется для таких серьезных «вбросов».

Мы представляем, кто в АП РФ является собеседником Bloomberg, и у этого человека должны были быть серьезные основания для таких действий.

 

Для нас, в принципе, этот «слив» является доказательством, что у Бабарико не было никаких предварительных соглашений с Москвой, и разве что в АП РФ могли рассматривать вариант переговоров на последующих этапах ситуации.

 

Совершенно очевидно, что утверждение о консультациях «топит» Бабарико как независимого кандидата, и делает крайне маловероятным, что он дойдет до выборов. Исходил ли собеседник Bloomberg из своей осведомленности о реальной ситуации и настроениях населения внутри России и внутри Беларуси, и оказалось, что «раскачивать лодку» сейчас — себе дороже? Был ли среди этих факторов высокий рейтинг Бабарико, сомнения в его договороспособности, неготовность беларусов принять «братскую помощь» в случае выхода ситуации из-под контроля? Из других источников нам известно, что излишне жесткий вариант по типу «Плошчы» по ряду причин на данный момент представляется в АП РФ нежелательным.

Итак, почему Bloomberg, а потом по-русски — Forbes. Bloomberg читают все адресаты посланий Кремля за рубежом, и в Европе, и в США. Bloomberg невозможно заподозрить в ангажированности, и то, что идет через это агентство, имеет знак достоверности. Таким образом, если что-то надо было сообщить серьезной аудитории о Бабарико и позиции Кремля по Беларуси, то это к Bloomberg.

Связь с Кремлем сейчас настолько токсична, во всяком случае, в политике, что даже факт консультаций с Кремлем закрывает Бабарико возможности искать поддержки на Западе, даже если бы он того хотел.

Еще одно послание — Западу: в Беларуси нет сильного прозападного кандидата, не вмешивайтесь. Фактически же вся ситуация в Беларуси, по словам этого же собеседника — это результат борьбы «Россия — США» за сферы влияния, в которую необдуманно ввязался беларусский президент. И здесь мы видим комбинированное послание:

«мы сдаем своего кандидата и оставляем Лукашенко на еще один срок, но отношения с США не должны развиваться дальше».

Бабарико оказывается удачно подвернувшейся жертвой в играх Кремля с суверенитетом Беларуси.

Удивительным образом, но примерно в это же время посол РФ в Беларуси Мезенцев выступает с заявлением о вмешательстве «третьих стран» в дела союзного государства.

«Радио Коммерсант» поясняет смысл происходящего:

«Александр Григорьевич, может, и не слишком устраивает Кремль, но удобней его на горизонте кандидатуры не просматривается. Остальные участники забега куда менее склонны говорить о славянском союзе и анонсируют движение в сторону Европы. …Менять знакомое шило на неизвестное мыло на Старой площади не принято, а участвовать в организации майдана и вовсе считается богохульством. Москва, похоже, не хочет кардинальных изменений в Союзном государстве, но одновременно не желает и очередного триумфа бессменного правителя».

Было совершенно нетрудно также высчитать, что заявленные через Bloomberg «консультации с Кремлем» растиражируют все беларусские СМИ, так что об этом будет знать каждый активный беларус. Таким образом достигалось (по мысли АП РФ) отсечение поддержки части пробеларусски настроенной аудитории.

Безусловно, мы сейчас будем наблюдать конфликт вокруг «Белгазпромбанка», и мы также не можем с уверенностью сказать, какой из сценариев Москвы в отношении Минска победит.

Однако на данный момент мы видим, что в российских медиа «российский кандидат» Бабарико может очень быстро превратиться в «беларусского националиста», который финансировал «беларусизацию» российскими деньгами.

В этом смысле сравнение Венедиктовым на «Эхе Москвы» Бабарико с Ходорковским также укладывает Бабарико в «корзину» с «беглыми олигархами».

Особенно это возможно при достижении какого-то примирительного варианта между Москвой и Минском и необходимости, как мы уже писали выше, предъявить очередной международный заговор либералов и зачистить гражданское поле Беларуси.

И что будет?

Пока, честно говоря, хороших сценариев для Беларуси не просматривается. Очевидно, что нынешнее руководство Беларуси не готово проводить страну через свободные выборы и приступать к какому-либо транзиту власти. Пока звучат обещания разгонов, расстрелов, арестов и отсылки к гражданской войне.

Включение на полную мощность репрессивной машины толкнет страну в зависимость от Большого брата — и экономически, и политически.

Зачистка в процессе замораживания страны гражданского и медийного поля приведет к катастрофическим последствиям, освободив поле для российских и пророссийских акторов, которые плодятся и размножаются благодаря вливаниям Кремля. И тут не надо обольщаться, что ГосСМИ и ГоНГО смогут хоть как-то им противостоять. В них работают те же самые деятели, которые не так давно трудились во славу «союзного государства».

Беларусcкое общество сейчас слишком раздражено, чтобы слушать государственную пропаганду и следовать намеченным сверху курсом. Единственный возможный сейчас выход — это прекращение показательных обысков, задержаний и введение дискуссии в нормальную общественно-политическую плоскость, без дубинок и наручников.

Проще говоря, с кипящего котелка надо снять крышку, а не пытаться приклеить ее лейкопластырем.

Статья также доступна на Reform.by.

The article is available in English Post-truth and Post-elections in the Post-Covid Belarus: Theory and Practice of Meddling