Мнение: корпорация меньшинства демотивирует большинство

Мнение: корпорация меньшинства демотивирует большинство

Медиагруппа крупнейшего олигарха Беларуси перехватывает повестку. Что дальше?

president.gov.by
17.02.2021 Серж Харитонов

11-12 февраля Лукашенко собрал в Минске большую группу своих подчинённых для имитации всенародной поддержки. Пафосное название и брендинг так называемого «Всебелорусского народного собрания» как «особой формы народовластия» должны были демотивировать конкурентов и отвлечь их как от сути этого мероприятия, так и от проигрыша Лукашенко на выборах.

Наступившая после ВНС апатия в рядах демократических активистов показывает, что спецслужбам, аппаратчикам и пропагандистам не только снова удаётся манипулировать общественным мнением большинства, но и навязывать ему свою повестку. Это очень опасная ситуация.

Отсутствие массовых акций протеста в дни ВНС в глазах многих сторонников перемен выглядело поражением демократических сил. Здесь стоит отдельно подчеркнуть роль бывшего заместителя командира боевой группы спецподразделения «Алмаз» МВД Беларуси Игоря Макара, который накануне ВНС зачем-то начал активно продвигать собственную повестку, которая внесла разлад в действия коалиции демократических сил.

Факт проведения ВНС на фоне пустых улиц демотивировал многих сторонников демократического транзита и был воспринят ими как тактическая (если даже не стратегическая) победа Лукашенко. Можно ли считать победой собранную силами админресурса встречу 2.700 наёмных рабочих «корпорации Лукашенко», представляющих политическое меньшинство? Вряд ли – это меньше, чем число людей, которые стояли летом в очередях на Комаровке, чтобы поставить подпись за тогда ещё оппозиционных кандидатов.

Однако многие беларусы воспринимают пропагандистские вбросы и телетрансляцию съезда молчаливого, но агрессивного, меньшинства едва ли не как фактическую победу Лукашенко. События этих дней должны стать горьким уроком для всех демсил, которые не смогли сформировать конкурентной инфоповестки. Пропаганда не должна задавать повестку (хотя в последние 2-3 месяца число упоминаний  Светланы Тихановской последовательно снижается при росте упоминаний Лукашенко во время каждого «выхода в свет»).

Значительную роль здесь играет монополизированное Лукашенко телевидение. Альтернативным силам и независимым СМИ необходимо перестать ретранслировать повестку конкурентов. Медиа стран, ведущих борьбу с террористами, не дают слова боевикам, которые их убивают. В России для борьбы с инакомыслием вообще не принято называть имени главного конкурента действующей власти. Поэтому демсилам необходимо снова научиться создавать повестку, а не реагировать на повестку руководителя группировки террористов, против которой они выступают. Этот урок необходимо выучить как штабу Тихановской, так и всем лидерам сопротивления.

Лукашенко и его аппаратчики будут «властью» ровно столько, сколько их будут считать – и, что немаловажно, постоянно называть таковой.

Является ли «властью» представитель псевдопарламента Гайдукевич? Нет. Представители самопровозглашённого правительства Головченко? Нет. Лукашенко или Ермошина? Нет. Силовики – тоже не власть. Это бандитская группировка, которая осуществляет свои функции незаконно и не является правоохранительными органами. Это должен твёрдо понимать каждый, кто вовлечён в политическую жизнь в Беларуси и принятие решений связанных с этой страной. Поэтому позиция ЕС о непризнании ГУБОПиК и ОМОН преступными организациями выглядит недальновидной и издевательской на фоне продолжающихся в Беларуси репрессий и новых свидетельств о системном применении пыток.

Накануне ВНС наёмниками бывшего президента были предприняты беспрецедентные меры по запугиванию гражданских лиц. Причины массовых репрессий накануне политического фестиваля лукашистов были совершенно абсурдными: людей штрафовали и отправляли в изоляторы за лыжные прогулки, экскурсии в память о жертвах Холокоста, и даже выставленных в окно игрушечных гномов. В этом не было ничего нового для тех, кто следил за политической активностью в последние 25 лет. Но, похоже, миллионам людей опять стало страшно и они почти готовы вновь смириться с происходящим в стране произволом и судьбой загнанного в стойло электората только потому, что по телевизору показали собрание клана агрохозяев.

Что мы наблюдали на самом деле?

С одной стороны, ВНС –  не больше, чем политический стендап-фестиваль в поддержку президентских притязаний крупнейшего олигарха Беларуси (и по совместительству – бывшего лидера страны виновного в преступлениях против человечности). Не обладая хоть каким-то юридическим статусом в рамках конституционного законодательства, зрителей на концерт ВНС собрали вне каких-либо объективных критериев или процедур (если не считать таковыми лояльность и безопасность с точки зрения администрации президента, службы безопасности президента и КГБ).

С другой – коллективная психотерапия последователей бывшего президента, попытка убедить оставшихся чиновников и силовиков, что им гарантирована безопасность в работе по сохранению неприкосновенного статуса Лукашенко. В этом смысле ВНС похож на съезд менеджеров находящейся на грани банкротства «корпорации Лукашенко», которых пытаются убедить, что зарплат хватит на всех, и всё будет как раньше. Многие участники этой встречи уже повязаны с Лукашенко кровью – они были как соучастниками, так и соорганизаторами карательных акций 9-13 августа и других преступлений режима с середины 1990х. Убедить их в сохранении безнаказанности и иллюзии их большинства – чрезвычайно важно для поддержания жизнеспособности диктатуры.

Подготовка ВНС велась в атмосфере секретности. Программа дня была неизвестна до последнего момента ни обществу, ни представителям альтернативных сил. О деталях «всенародного собрания» не было предоставлено никакой информации, а само мероприятие состояло из выступлений Лукашенко, его ближайшего окружения и восторженных апплодисментов ликующей деревенщины, которой сказали, что она что-то решает.

Если отбросить пугалки про «несостоявшийся блицкриг» Польши и Литвы, теории заговора о несуществующей «программе протестунов», то большую часть фестиваля выступавшие либо обсуждали борьбу с несогласными, либо озвучивали невыполнимые планы экономического роста, развития бизнеса, и, одновременно, его уничтожения.

Как показывают официальные данные Белстата, бизнес уже  отреагировал на политический хаос так, как и должен был – только за 2020 отток инвестиций в основной капитал составил 6,8% (около 14 миллиардов долларов). При этом сокращение объёмов иностранных инвестиций составило 45,9%, а кредитование иностранными банками – на 55.7%. При этом необходимо учитывать , что режим называет иностранными инвестициями деньги, которые фактически не является таковыми в прямом смысле слова. В первую очередь, иностранные инвестиции в Беларусь – это реинвестирование гражданами Беларуси офшорных денег, которые заводят из-за границы именно потому, что в Беларуси нет гарантий безопасности капитала.

Экономисты сходятся во мнении, что ни на российские, ни на китайские инвестиции в ближайшие годы рассчитывать не приходится. На европейке – тем более. Призыв «калёным железом выжигать» нелояльные бизнесы отпугнёт даже оставшихся в стране предпринимателей, к которым с августа прошлого года регулярно врываются без объяснения причин вооружённые боевики в чёрных и оливковых комбинезонах и забирают всё то, что попадётся под руку.

Лукашенко админресурсом свёз в закрытое помещение меньше 0,0003% жителей Беларуси, но это мероприятие почему-то внушает миллионам людей проголосовавших за Светлану Тихановскую, что факт проведения ВНС – это проигрыш демсил.

Организаторы ВНС ставили перед своим мероприятием четыре цели по возвращению восприятия ситуации в Беларуси «старую» реальность:

  1. Имитировать безусловную поддержку Лукашенко и убедить участников операции по вооружённому захвату власти, что они в большинстве, а участники «мятежа» полностью обескровлены и повержены. В широком смысле, это попытка реставрации несуществующего «монолита власти и народа» через имитацию всенародной поддержки.
  2. Демотивировать сторонников демократических перемен и убедить их в малочисленности сторонников перемен, возвращении деризисной «нормальности». Клан Лукашенко пытается убедить большинство в том, что все нерадивые протестуны разошлись по домам, обдумали своё глупое поведение, и поняли, что кроме Лукашенко больше никто не существует в политической реальности.
  3. Унизить Запад и заставить его вернуться в формат монолога Лукашенко о «Хельсинки-2», в котором Беларуси рисуется ничем не обоснованный имидж регионального донора стабильности и безопасности. Лукашенко и Макей намерены убедить Запад «перевернуть страницу» после массовых преступлений против человечности на территории Беларуси.
  4. Перехватить медийную повестку. Лукашенко и Макей, с одной стороны, снова выстраивают для Запада ложную дихотомию «Лукашенко – или российские танки в Восточной Европе», а с другой кормят Кремль угрозами прорыва «смоленских ворот» танками НАТО и продвигают придуманную в администрации президента Беларуси безумную теорию заговора о том, что в августе 2020 Лукашенко остановил «блицкриг» и вторжение Польши и Литвы, в котором Беларусь была «трамплином» для вторжения в Россию.

Можно сказать, что первые две задачи были успешно выполнены. Политические противники Лукашенко внутри страны готовы опустить руки и надеются, что режим падёт просто под давлением санкций Запада. К сожалению, так не бывает. Санкции – это только один из инструментов давления. Без внутреннего давления на режим, чиновников, силовиков, и их семьи санкционные меры приведут к усложнению ведения олигархических бизнесов вокруг семьи Лукашенко, но не смогут разрушить диктатуры или заставить силовиков разойтись после всех ужасных преступлений, которые они совершили и продолжают совершать для сохранения «паранойи безопасности» и одержимости насилием.

Что будет с двумя другими задачами – покажут события ближайших шести недель. Запад не имеет морального права вернуться в двухстороннюю «нормальность» отношений с Беларусью до событий 9 августа 2020 хотя бы потому, что это будет воспринято внутри страны как соглашательство с убийствами и пытками мирных граждан. Подобное поведение вызовет абсолютное разочарование в демократии не только в Беларуси, но и во всём восточноевропейском регионе. ЕС будет восприниматься как дрянная девка, которой может помыкать бывший совхозный функционер даже если он виновен в массовых убийствах и пытках гражданского населения в Европе. Не в Судане, не в Мьянме, а прямо здесь – на европейском континенте.

И коллективный Запад, и противники Лукашенко внутри Беларуси должны понимать, что бывший президент и его сторонники боятся поражения. Если бы они были убеждены в своей победе, не было бы необходимости вкладывать столько сил в затирание мема «Саша 3%» и имитацию всенародной поддержки «президента ОМОНа». Если бы Лукашенко был уверен в своей победе, ему бы не пришлось так часто спрашивать у зрителей на ВНС прав ли он был когда совершал те или иные шаги в прошлом. Лукашенко ищёт поддержки потому что был подавлен и публично десакрализирован полгода назад. Сейчас главный олигарх Беларуси ищет признания, мести, и возможности вернуть всё как было. Изуродовав и изнасиловав «любимую» не отдать её никому придя к ней за лаской с бутылкой дешёвого игристого вина и палкой варёной колбасы в посиневшей руке.

Сторонники Лукашенко по-прежнему остаются в меньшинстве, ресурсы системы по-прежнему крайне ограничены, мировая поддержка по-прежнему на стороне тех, кто добивается отставки Лукашенко. Но демократические активисты не должны допускать, чтобы пропагандисты снова обвели их вокруг пальца и зажали людей в тиски внутренней эмиграции. Признание проигрыша большинством будет стоить слишком дорого.

Если массовые протесты и давление на «вертикальщиков» в регионах не будут усилены внутри страны в ближайшие 6 недель (в первую очередь, речь идёт о забастовках, массовом отказе от выхода на работу сотрудниками госкомпаний, уличных протестах, блокировке инфраструктуры и административных зданий в Минске и, что более важно, малых и средних городах, которые показывают наибольший протестный потенциал по данным декабрьского опроса Chatham House), можно будет говорить о завершении мирных процессов трансформации, усилении репрессий и дальнейшей стагнации страны в пользу изоляционизма и одержимости преследованием всех несогласных.  Без возвращения внутреннего давления на проигравшую сторону все жертвы последних шести месяцев окажутся напрасными.

Поводом для публичных акций неповиновения может стать максимально изменяющий экономическое положение режима пакет санкций, который повлияет на работу крупнейших госкомпаний (Гродно-Азот, Беларуськалий, и т.д.). Для этого Западу необходимо предпринять ряд реальных действий, а не просто слов поддержки, в вопросе оказания давления на Лукашенко и его окружение. Если новые санкции и прочие меры окажутся «символическими» (что никогда не работало в отношении режима в Минске, т.к. он оперирует в иной шкале ценностей и символов), разочарование и демотивация участников протестного движения только усилятся.

Последнее в категории «Статьи»