Михаил Дорошевич: Беларусская медиасистема польностью разрушена

Михаил Дорошевич: Беларусская медиасистема польностью разрушена

Известный медиа-аналитик проанализорвал взлет NEXTA и рассказал о перспективах ютьюб-блогера Светланы Тихановской

Mikhail Doroshevich, Facebook
25.01.2021 Александр Морозов

Михаил Дорошевич — хорошо известный в Беларуси «ветеран интернета», медиа-аналитик, маркетолог, организатор многих исследований о беларусской медиа-аудитории — с началом политического кризиса начал публиковать в своем блоге Information Policy интересные данные о том, как сети реагируют на информационную повестку, которая создается Александром Лукашенко, с одной стороны, и Светланой Тихановской и КС — с другой.

Александр Морозовнаучный сотрудник Академического центра Бориса Немцова по изучению России при Карловом университете (Прага), эксперт iSANS,  задал ему несколько вопросов.

Михаил, есть много ответов на вопрос, почему беларусы, о которых долгое время иронично писали, что это «картофельная нация», внезапно оказались гражданской нацией, способной к очень высокой солидарности и мобилизации. Как произошел этот переход от деполитизированного состояния общества — к такому пробуждению? Нам ваш взгляд, как это происходило?

Прекрасный вопрос. Мы тут думали над ним. Есть несколько факторов, которые отличают летнюю компанию протестов от того что было раньше. Триггером явилась весенняя ситуация с пандемией. С точки зрения медиапотребления самым важным источником информации для беларусов является телевидение. Второй источник — «сарафанное радио». Интернет и социальные медиа — третий пункт. Газеты в Беларуси, в отличие от некоторых других стран, выродились радикально, хотя они и существуют в силу еще советской традиции.

В первый раз мы зафиксировали, что изменение медиапотребления и резкий рост солидарности и мобилизации беларуской интернет-аудитории, в первую очередь к Onliner, tut.by во время снежного бурана Хавьер. Это было в марте 2013 года. Тогда оказалось занесенными снегом огромное количество людей в разных местах, в городах, на дорогах, и они через форумы начали договариваться о поддержке. И такая же история случилась весной 2020 года, еще до выборов, когда пандемия началась, а власти ее игнорировали. Произошел колоссальный всплеск интереса к новостям в апреле, началось обсуждение в городских чатах. Власти это пропустили. Люди поняли, что правительство им не поможет, власти дезинформируют и обманывают. Официальная картина расходилась с тем, что люди видели в сетях и реальной жизни. Система устроена так, что главврачи боялись публично рассказывать, чего им не хватает, какие у них проблемы, потому что окажешься «сам виноват». Но благодаря социальным медиа быстро стал происходить обмен реальной информацией: где переполнены больницы, какого оборудования не хватает и т. д. И уже здесь проявилась та среда, которая почувствовала себя независимой. Появились волонтеры. И солидарность людей, независимых от государства.

И когда в начале старта официальной президентской кампании я cъездил по нескольким городам, чтобы посмотреть, что за люди собираются на митинги объединенного штаба, то я увидел, что приходят такие «суровые дядьки», которые привыкли работать. Дальнобойщики, малый бизнес. Было видно, что Тихановский оказался важным триггером для большой группы населения. А Тихановский, как известно, был блогером, т. е. целиком человек из социальных медиа. И вот и выяснилось, что социальные медиа у беларусов поднялись на новый уровень доверия.

И отсюда взлет NEXTA?

У меня есть точные цифры. В 2019 году я проводил исследование — в августе, в 2020 году в октябре-ноябре. О том, какими мессенджерами и социальными сетями пользуются в Беларуси. Тогда в 2019 исследование показало, что в Беларуси самый популярный мессенджер — Viber, им пользовались 70% опрошенных, на второй и третьем месте были Skype и WhatsApp. А Telegram был на четвертом месте и только 23% им пользовались. Что же мы видим 2020 году? Для Telegram эта цифра за ноябрь 2020 – составляет 43 процента. Он стал номером два. Viber подрос до 74 процентов. Да, для Telegram это рост почти в два раза. Он превратился в важный медийный инструмент. Но не надо переоценивать. Мы должны еще обдумать его эту тенденцию.

Второй важный фактор, который много обсуждается: влияние российских медиа. Оно преувеличено?

Влияние российских медиа очень велико, потому что беларусская медиасистема разрушена.

Мы говорили про закостенелость беларусского телевидения, такое же и с онлайн происходит. Сайты ОНТ, «СБ», региональные медиа с государственной формой собственности — это по нынешним временам совсем не актуально. И получается, что российские новостные ресурсы активно читаются, особенно старшей возрастной аудиторией. Это РИА Новости, РИАФАН, Украина.ру, Lenta.ru , Медуза и так далее. Конечно, пока беларуские порталы лидеры по популярности — tut.by, onliner.by, которые работали и работают очень эффективно. Но многие независимые медиа, которые оказались заблокированными – Naviny.by, Euroradio.fm, kyky.org, the-village.me, svaboda.org, belsat.eu, gazetaby.com afn.by и так далее. Им приходиться переходить в другие доменные зоны или менять названия – это приводит к потере части регулярной аудитории. Власти подавляют независимые медиа. И аудитория уходит за моментальной информацией в Telegram, но надо понимать, что это инструмент доставки новости, но не замена “традиционных” онлайн-медиа. Безусловно, большие цифры популярности российских медиа не означают поддержки того, что в них написано. Люди могут воспринимать критически то, что читают. Но фактом остается то, что слабость официальных медиа и разгром независимых беларуских медиа — работает на популярность телеграма и российских медиа.

А какова ситуация с YouTube?

Тут тоже есть момент новизны. Дело в том, что до политического кризиса беларусские медиа не выстраивали активной стратегии продвижения в YouTube. На этом поле и сыграл Тихановский и другие «народные блогеры». У них были многочисленные просмотры. Их задерживали. По ним прошелся каток репрессий. При этом видео, которые делали Onliner и tut.by — то есть классические независимые редакции — собирали больше просмотров, чем собственно YouTube’ры. Я бы сказал, что авторский YouTube не так сильно и развился в нашей ситуации, как мог бы. Да, в ходе кризиса прозвучали Максим Кац, MINSKI «Малина» и еще пару имен. Но дальше уже трудно назвать что-то популярное. Надо заметить, что власти борются с «независимой картинкой» очень жестко: лишают медиа аккредитации, из-за этого события в Беларуси слабо представлены в европейской новостной повестке. Даже в самых ужасных странах мира люди имеют право работать с аккредитацией. Поэтому видно существенное уменьшение количества просмотров у наиболее популярных беларуских youtube-каналов по сравнению с началом осени. Поскольку просто ютьюберу невозможно работать на месте событий.

А Светлана Тихановская? Она очень активна и удерживает свою повестку. Насколько это успешно, если смотреть на цифры аудитории?

Я веду ежемесячный мониторинг реакции аудитории на медиа-поводы, которые создают Лукашенко и Тихановская. Из него видно, что Тихановская успешно конкурирует с Лукашенко.

 

 

Понятно, что видео с Лукашенко смотрят, хотя бы для того, чтобы поставить негативный комментарий. Тем более эти заявления Лукашенко смотрят и аудитории соседних стран. Тихановская очень активно работает в телеграме, но она только в декабре начала выступать как ютьюб-блогер, посмотрим, как будет расширяться аудитория этого канала. Но при этом, как показывают цифры, 10-12 ключевых заявлений в месяц, которые она делает, создают конкурирующую повестку в отношении заявлений Лукашенко. И надо отметить, что несмотря на большие усилия кремлевских медиа создать Тихановской негативный образ, это не сработало.

Эта статья опубликована в рамках проекта The Prospect Foundation «Грамотность в Интернете для редакторов и администраторов публичных страниц в социальных сетях», управляемого iSANS и поддерживаемого грантом Международного Вышеградского Фонда

The article is available in English Mikhail Doroshevich: The Belarusian media system is completely destroyed

Последнее в категории «Статьи»