Эксперт о военном образовании в Беларуси: устарело и нет национального содержания

Эксперт о военном образовании в Беларуси: устарело и нет национального содержания

Обзор аналитического доклада «Военное образование в Беларуси»

Виктор Толочко / РИА Новости
13.12.2020

Скачать .PDF (936,59 Kb)

Система военной подготовки и военного образования в Беларуси не отвечает ожиданиям и потребностям современного общества, а является продолжением советских традиций и более характерна для милитаристских режимов. К такому выводу пришел политолог, эксперт международной сети по противодействию гибридным угрозам iSANS Павел Усов в аналитическом докладе «Военное образование в Беларуси».

В 56-страничном докладе подробно описана структура беларусского военного образования, которое включает допризывную подготовку, специальное среднее военное образование, военное образование в рамках гражданских ВУЗов и собственно военно-специальное и высшие военные образовательные учреждения. Кроме того, автор демонстрирует, что в нынешнем виде данная система служит не интересам беларусского общества, а интересам правящего режима, который использует систему военного образования для интенсивного пропагандистского и идеологического воздействия на учащихся и военных курсантов на всех уровнях обучения.

«В основе структуры, содержания и идеологического наполнения системы военного образования (речь не идёт о военной специально-технической подготовке) лежат следование старым советским методам и установкам и глубокая связь с российской системой военного образования. В силу этого, кадровые военные, участвующие в обеспечении процесса военного образования в высшей степени русифицированы и советизированы в своём сознании и в своих представлениях», – говорится в докладе.

При этом, автор отмечает попытку беларусских властей обеспечит некоторую независимость системы подготовки военных кадров от России:

«Белaрусские власти попытались обеспечить собственную автономную подготовку военно-технического, а также руководящего офицерского состава и ограничить таким образом, зависимость от Российской Федерации. Эту задачу выполняет ряд гражданских ВУЗов, имеющих так называемые «военные факультеты», а также специализированные военные образовательные учреждения, прежде всего Военная академия и Институт пограничной службы. Вместе с тем, Россия продолжает оставаться главной базой для получения военно-специального образования белaрусскими офицерами», – пишет Усов.

Военная и военно-идеологическая подготовка в рамках среднего образования

В докладе говорится, что процесс военной и военно-патриотической подготовки начинается еще в средней школе – среди учеников 8-11 классов. Военно-патриотическое воспитание начало внедряться в школах с 2003 года в рамках развития проекта по внедрению «Государственной идеологии белaрусского государства». Постепенно, военно-патриотическое воспитание приобрело более структурированную форму. В общеобразовательную программу были включены обязательные занятия по «допризывной подготовке» для старшеклассников 10-11 классов. Данные изменения в системе образования начали осуществляться с 2009 года, в соответствии с приказом №675 Министерства образования Беларуси от 29 мая 2009 года.

«Школьники получают знания по основам военного дела, однако одной из важнейших целей этих занятий является прежде всего формирование «правильных» идеологических ориентиров школьников. Следует также учитывать, что белaрусская модель «милитаризации» образования взята из практики военно-патриотического воспитания времен СССР. В сознание детей уже закладывается некий абстрактный образ ВРАГА, который угрожает миру и процветанию Беларуси. И хотя в методических пособиях не указывается, кто является врагом, но в процессе обучения и реализации общегосударственной идеологической, информационной политики и пропаганды, в этот образ встраивается Запад. Что соответствует неосоветскому образу мира, который пытается создать белaрусский режим.

Военно-патриотическое воспитание (ВПВ) включает в себя комплекс мероприятий и занятий, участие в которых является обязательным. Это – занятия по допризывной подготовке, «классные уроки», посвящённые событиям из истории Великой Отечественной войны и истории СССР, регулярные встречи с ветеранами ВОВ или военнослужащими, участвовавшими в войне в Афганистане, посещение мест боевой славы времён ВОВ, обязательное участие в шествиях и парадах 9 мая и 3 июля, участие в подготовке торжественных мероприятий, посвящённых празднованию 9 мая и 3 июля. Главным образом упор делается на советское прошлое, прежде всего на события времен Великой Отечественной войны, войну в Афганистане».

Автор отмечает, что в процессе обучения происходит довольно интенсивная милитаризация сознания детей задолго до начала военной подготовки и затрагивает детей меньших возрастов:

«Их одевают в военную форму времен ВОВ, дают в руки оружие (пусть и бутафорское), разучивают военные сценки с эпизодами насилия и смерти, что, по мнению психологов, «порождает агрессивную «общность» людей».

Такая форма воспитания получила название «агрессивного патриотизма».

«Патриотическое воспитание» проводится не только в старших классах, но затрагивает детей дошкольного и начального школьного образования.

Транслируя свое агрессивное понимание патриотизма, взрослые делают эту тему в прямом смысле «заряженной». Ребенок находится в пространстве, где пульсирует агрессия. Агрессия и нетерпимость по отношению к какой-то части мира. Ребенок узнает и привыкает к тому, что это нормально, потому что так вели себя его мама с папой. «Грозили кому-то, демонстрировали что-то. Он понимает: война – это здорово, это правильно, это праздник, потому что она заканчивается нашей победой, мы ею гордимся», – говорится в докладе.

По мнению Павла Усова, в целом, эти элементы милитаристского воспитания в белaрусских школах являются продолжением или компиляцией милитаризации образования в России, где это явление приобрело масштабные и гротескные формы. Кроме того, отмечается, что идеологическая составляющая программы по «допризывной подготовке» носит антинациональный, просоветский либо пророссийский характер. Автор приводит пример методического пособия за 2012 год, под авторством В.Б. Варламова. Историческо-военным событиям времен Великого Княжества Литовского посвящена всего одна страница. Тогда как событиям российского периода и советского отведено 20 страниц текста. При чем, какие-либо упоминания о военных действиях войск ВКЛ и Речи Посполитой против Московского княжества, о восстаниях 1831 и 1863 года, а также о Белaрусской Народной Республике полностью отсутствуют.

По мнению автора доклада, индоктринация молодёжи продолжается во время допризывной подготовки – в рамках учебной программы 10-11 классов обязательным предметом является изучение предмета «Допризывная и медицинская подготовка».

«Предмет «допризывная и медицинская подготовка» с одной стороны направлен на формирование конкретных идеологических установок: Запад-враг, СССР=Беларусь=Великая Победа, Беларусь и Россия единый и нерушимый союз, который противостоит деструктивным замыслам Запада, и т.д.

В течение учебного курса ученики должны усвоить базовые навыки военного дела: строевая подготовка, обращение с оружием, противогазами, костюмами химзащиты, чтение карт, распознавание военной техники и т.д. Например, программа по «допризывной подготовке» в теме Вооруженные силы иностранных государств содержит в себе изучение следующих направлений: опознавательные знаки армий США, ФРГ, Великобритании, Франции; отличительные признаки военной техники армий иностранных государств; возможные способы их уничтожения и защиты от них; пост визуального наблюдения. Иначе говоря, ВС западных стран рассматриваются как вероятный противник», – говорится в докладе.

Кроме того, автор доклада приводит цитату из учебника «История и современность беларусской армии»:

«В нашей истории одной из самых ярких дат была и остается дата 23 февраля – День защитников Отечества и Вооруженных Сил Республики Беларусь. С этой датой ассоциируется рождение в 1918 году Красной Армии, отряды которой к 23 февраля 1918 года своим героическим сопротивлением под Нарвой и Псковом, на подступах к Полоцку, Борисову, Орше, Могилеву, Осиповичам, Гомелю, Калинковичам смогли остановить продвижение немецких интервентов. Именно Советская Армия явилась главным фактором, сделавшим невозможной войну, в том числе ракетно-ядерную, во второй половине XХ века».

В докладе говорится, что программа допризывной подготовки «омолаживается» и расширяется. Так, в 2019 году в учебный курс были введены факультативные занятия для учеников VIII-IX классов «Школа юных защитников Отечества». То есть, военная подготовка, пусть и в форме факультатива, затрагивает уже детей в возрасте 14-15 лет. А в начале 2020 для года было принято решение о введении в школах новой должности учителя: «руководитель по военно-патриотическому воспитанию», ответственного за весь процесс военно-патриотического воспитания, уровень военной и идеологической подготовки учеников.

Кроме общеобразовательного процесса по военно-патриотическому воспитанию, допризывной подготовке, в системе среднего школьного образования доклад указывает на функционирование специализированных структур с более глубокой ориентацией на военное дело. Это так называемые военно-патриотические классы (кадетские классы) и центры допризывной подготовки, действующие на базе общеобразовательных школ.

«За последние годы во многих школах крупных белaрусских городов (Минск, Гомель, Брест, Новополоцк, Бобруйск Пинск и др.) были сформированы военно-патриотические классы, ученики которых ходят в военном обмундировании. Кроме изучения общеобразовательных предметов, усиленное внимание уделяется военной подготовке, мероприятиям военно- -патриотической направленности, осуществляется тесное сотрудничество с профильными службами: Пограничным комитетом, МЧС, Военной академией Республики Беларусь.

Выпускники таких классов могут получить льготы при поступлении в военные учебные учреждения: лицей МВД, Минское военное Суворовское училище, Академию МВД и т.д. В большинстве своем военно-патриотические классы создаются в выпускных 10-11 классах, с тем чтобы подтолкнуть детей к выбору определенной военной профессии, сформировать нужную идеологическую базу. Особое внимание уделяется дисциплине и подчинению», – говорится в докладе.

Военно-гражданское средне-специальное образование

Специализированное военное образование в Беларуси довольно хорошо структурировано и развито, и является продолжением политики милитаризации образования и общества. Структура начального и среднего специального образования представлена суворовскими и кадетскими училищами, а также лицеем МЧС.

В докладе говорится, что символически и идеологически начальное и среднее специальное образование переплетены с российской системой военного образования. В этом вопросе также важен и идеологический образ мира, который формируется у учащихся специальных военных заведений.

«В Беларуси 8 кадетских училищ, где обучаются дети от 8 до 11 классов. В каждом таком учебном заведении может обучаться от 200 до 300 кадет. Например в Витебское кадетское училище на 2020/21 учебный год было принято 70 детей; Вместе с тем, кадеты обеспечиваются всеми необходимым материальным довольствием: обмундирование, питание и т.д. Для многих родителей, особенно из неимущих семей это оказывает довольно основательную поддержку. Важно отметить, что семьи военных также стремятся отправить своих детей в такие училища. Несмотря на то, что в атрибутике кадетских училищ просматриваются национальные символы, в целом содержание учебно-воспитательного процесса, идеологической подготовки остаются сильно советизированными и русифицированными.

Срок обучения в кадетском училище — 4 года, работа училища строится по образу школы интерната (казарменного типа), с уклоном на военный порядок и дисциплину. Кадетские училища находятся в прямом ведении Министерства образования РБ. Учащиеся (кадеты) разделены на взводы (классы).

Воспитание и обучение ведется по стандартным идеологическим шаблонам с исключительной опорой на исторические события и память времен ВОВ, советскую историю (война в Афганистане) и денационализация сознания. К примеру, огромным скандалом и ЧП в 2015 году было то, что несколько кадетов Брестского областного училища выложили свои фотографии в соцсеть, где они в майках с беларусской «Пагоней». На кадетов оказывалось огромное психологическое давление, вплоть до угрозы исключить из училища», – говорится в докладе.

Кроме того, Павел Усов указывает, что в воспитательно-идеологическом процессе важную роль играют прогосударственные НКО: «БРПО», «БРСМ», структуры МВД (включая ОМОН), что, по его мнению, призвано также сформировать определенную устойчивую картину мира.

Автор также указывает на то, что в отличие от средних общеобразовательных школ, в кадетских училищах более открыто присутствует православная церковь. Православные священнослужители активно присутствуют на всех торжествах в училищах. Окропление является одним из главных ритуалов в процессе принятия кадетами присяги. А после событий августа 2020 года кадетов также пытаются привлекать к активной службе по «наведению порядка» на улицах городов.

«Можно предположить, что кадеты проходят специальную психологическую обработку, цель которой формирование беспрекословного подчинения начальству», – делает вывод Павел Усов. В качестве примера он приводит выдержку из правил внутреннего распорядка Брестского областного кадетского училища: «Никогда не критикуй действий начальства вообще и при ком-либо особенно. Всякое распоряжение начальника по службе, в какой бы форме оно ни выражалось (предложение, просьба, совет), есть приказание. С начальством держись официально. Помни, что начальник всегда и везде начальник».

Отдельно автор доклада отмечает Суворовское училище, где юноши получают военно-специальное образование с 7 по 11 класс – т.е. уже с возраста 13 лет.

«В самом названии училища уже заложен определенный идеологический смысл, беря во внимание тот факт, что Суворов является знаковой военной фигурой в Российской истории. Он участвовал в войнах с Речью Посполитой, захвате и присоединении белaрусских земель к Российской империи. Таким образом училище представляет собой элемент и символ российско-советской имперскости. Этому соответствует и уклон в обучении учащихся, юных суворовцев. За время работы училища были выпущены около 13 тыс. курсантов. Для понимания направленности работы училища, стоит обратить внимание на так называемую идеологическую, патриотическую и пропагандистско-воспитательную работу с суворовцами, которая прописана более детально, чем в других военизированных учебных заведениях. Особый упор делается на формирование конкретных идеологических и политических установок, которые соответствуют ожиданиям руководства страны. Эта работа имеет системный характер и включает в себя воспитательную работу, информационно-пропагандистскую работу, психологическую работу, социально-правовую и социокультурную деятельность, формирование гражданственности, патриотизма и национального самосознания на основе государственной идеологии», – говорится в докладе.

Кроме того автор отмечает присутствие в СВУ Беларусской православной церкви, которая включена в систему работы по духовно-нравственному воспитанию суворовцев. В училище в течение 11-ти лет действует православный воинский храм в честь Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова.

«Получение среднего и среднего специального военного образования в СВУ является в большей степени особым идеологическим процессом, связанным с формированием у учащихся не только желания служить в вооруженных и других силовых структурах республики, но и идеологически выверенной позиции и отношения к нынешней власти в стране, ее внутренней и внешней политике. Важно также отметить, что содержание учебных программ, как и управление, контроль, функционирование данных учебных заведений находится в ведении Министерства образования Республики Беларусь», – говорится в докладе.

Высшее военное образование в рамках гражданских высших учебных заведений

В докладе говорится, что белaрусские власти сохранили советскую модель подготовки специалистов и младшего офицерского состава, использовавшуюся в Советском Союзе. Белaрусские ВУЗы продолжают подготавливать технический персонал для ВС РБ, а также младший офицерский состав, не требующий специальной технической подготовки. В Беларуси есть целый ряд гражданских вузов, в рамках которых функционировали или были созданы отдельные военные факультеты и кафедры, которые осуществляют как подготовку младшего офицерского состава для определенных родов войск, так и технических специалистов для ВС РБ. В отличие от средних и средних специальных учебных заведений, где осуществляется начальное военное обучение, военные факультеты и кафедры в гражданских вузах находятся под прямым управлением Министерства обороны Беларуси и выполняют его кадровый заказ.

Павел Усов считает, что такая система не отвечает интересам беларусского общества и является пережитком советских времен.

«Подготовка военных специалистов в рамках гражданских вузов была общей практикой времен СССР и соответствовала политике милитаризации населения и ускоренной подготовки военных кадров, так как в целом советская экономика (народное хозяйство) ориентировалась прежде всего на военные нужды и цели государства. Беларусские власти за 26 лет не только сохранили, но и развили структуру военного образования на базе гражданских вузов. Следует отметить, что в Беларуси нет собственных офицерских училищ, которые бы готовили военных специалистов по определенным специальностям. База по подготовке офицеров была и остается в России, поэтому, расширяя военную специализацию в гражданских ВУЗах, белaрусские власти пытались компенсировать дефицит собственных кадров. Тем не менее, локализация отдельных военно-подготовительных направлений в Беларуси полностью не решает вопроса кадровой зависимости от России и тем более, не формирует устойчивого национального сознания», – пишет Усов.

Кроме того, автор доклада указывает, что в таких учебных заведениях также продолжается «промывка мозгов». В качестве примера он приводит военно-медицинский факультет Беларусского государственного медицинского университета и ссылается на сайт этого вуза, где пишут:

«Сегодня молодые курсанты значительно отличаются от предыдущих своих товарищей социальными, моральными и психологическими настроениями. Определенная часть курсантов «заражена вирусом потребительства», митинговым духом, апатией и равнодушием. Эту динамику можно учесть лишь на основе познания индивидуальных особенностей курсантов, которое и позволит оперативно изменить формы и методы воздействия на личность. В этой связи индивидуальная воспитательная работа выдвигается на первый план, повышается ее роль.

Патриотическое воспитание курсантов и слушателей достигается за счёт максимального использования музеев, пропаганды подвигов земляков во время ВОВ и локальных конфликтов в мирное время, рассказов об истории родного края, воспитания личного состава на боевых традициях.

Кафедра участвует в праздновании Дня защитников Отечества и Вооруженных Сил, Дня Победы, Дня Независимости Республики Беларусь (Дня Республики), Дня памяти воинов-интернационалистов, Дня образования факультета и других».

Высшее военное образование и взаимодействие с Россией

«Высшее военное образование обеспечивает подготовку и выпуск офицерского и командного состава, задействованного в управлении отдельных воинских подразделений и в общем управлении войск. Это наиболее важный уровень в процессе создания национальной армии, которая должна обеспечивать интересы независимого государства. Тем не менее, содержание и направление подготовки офицеров высшего звена не до конца соответствует национальным интересам государства, во многом она ориентирована на стратегическое взаимодействие с Россией», – говорится в докладе.

В нашей стране действуют два военных ВУЗа: Институт пограничной службы Республики Беларусь и Военная Академия Республики Беларусь. В обоих, по данным доклада, идеологическая обработка является интегральной частью обучения и созданы преференции для деятельности провластной организации БРСМ. И оба они ведут прямое и активное взаимодействие с российскими военными ВУЗами. А факультет генерального штаба Военной Академии, который был создан в 2006 году и является отдельной структурой, осуществляет прямое взаимодействие с Военной академией Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.

В докладе говорится, что ежегодно в вузах РФ обучается около 400 военнослужащих Беларуси. Таким образом, за годы сотрудничества РБ и РФ в области военного образования, в российских военных учебных заведениях получило образование около 10 тыс. белaрусских офицеров и военных специалистов, не считая обучения в ВУЗах пограничных войск, которые подчинены ФСБ России.

Усов пишет, что среди членов высшего командного состава ВС РБ доля тех, кто учился или повышал квалификацию в российских учебных заведениях составляет 90%. Среди них:
министр обороны ВС РБ Виктор Хренин; Андрей Равков (бывший министр обороны, бывший государственный секретарь Совета безопасности); Александр Вольфович – начальник ГШ ВС РБ; Сергей Потапенко – заместитель министра обороны; Сергей Симоненко – замминистра обороны по вооружению; Андрей Бурдыко — замминистра обороны по тылу; Сергей Трус – первый заместитель командующего ВВС и войсками; Андрей Гурцевич – первый заместитель командующего ВВС и войсками; Виктор Гулевич – командующий войсками Западного оперативного командования; Александр Бас – замкомандующего войсками Западного оперативного командования; Андрей Жук – командующий войсками Северо-западного оперативного командования; Игорь Демиденко – начальник штаба – первый заместитель командующего войсками Северо-западного оперативного командования; Вадим Денисенко – командующий силами специальных операций Вооруженных Сил; Игорь Данильчик – начальник управления радиоэлектронной борьбы Генерального штаба Вооруженных Сил; Вячеслав Старков – начальник управления РХБ защиты и экологии Генерального штаба Вооруженных Сил и другие.

«Отдельного внимания заслуживает неформальное образовательное и идеологическое влияние Российской Федерации на офицеров белaрусской армии. Этот процесс осуществляется через работу белaрусского регионального отделения Академии военных наук РФ под руководством кандидата военных наук Шумилова Вячеслава Григорьевича. Сразу же следует сказать, что Республика Беларусь — единственное государство на постсоветском пространстве, где Академия осуществляет свою деятельность.

Региональное отделение АВН осуществляет прямое научное и идеологическое сотрудничество со всеми военными учреждениями в Беларуси, включая военные факультеты и кафедры. Научную деятельность в рамках АВН (встречи, заседания и т.д.) реализовывал и продолжает реализовывать практически весь командный состав ВС РБ, включая министров обороны, начальников Генерального штаба.

Интегрированность военного образования позволяет укреплять психологические и мировоззренческие связи между военными России и Беларуси, а также дает возможность расширять информационное воздействие России на белaрусское пространство в рамках ВС РБ», – пишет автор доклада.

Выводы

Павел Усов делает вывод, что военное образование в Беларуси направлено не только на подготовку военных специалистов, подготовку кадрового, командного состава для ВС РБ, но и напрямую связано с целенаправленным психологическим и идеологическим воздействием на учащихся всех уровней. В этой связи, серьезной проблемой является процесс милитаризации школьного образования, который имеет место в последнее десятилетие и связан с попыткой белaрусского режима сформировать подчиненное и послушное общество.

Другой проблемой военного воспитания и образования исследователь называет отсутствие национального содержания, национального исторического и культурного базиса и его опора на советские исторические мифы и традиции. В связи с этим, сознание белaрусских военнослужащих уязвимо перед информационным влиянием со стороны России. Эту уязвимость усиливает тот факт, что белaрусская система высшего военного образования остается интегрированной в российскую, а белaрусские офицеры продолжают проходить обучение в военных ВУЗах и училищах Российской Федерации.

***
Статья также доступна на Reform.by.

Скачать .PDF (936,59 Kb)