«Активные мероприятия»: кто стоит за шельмованием беларусских национальных символов и героев

«Активные мероприятия»: кто стоит за шельмованием беларусских национальных символов и героев

Как Кастусь Калиновский вновь оказался в опале

belapan.by
18.04.2021 iSANS

Одним из неожиданных последствий политического кризиса, спровоцированного спорными итогами президентских выборов и беспрецедентным насилием силовиков по отношению к протестующим, стала развернутая в государственных беларусских СМИ кампания шельмования исторических национальных символов и национальных героев, по которым до недавнего времени в беларусском обществе не было противоречий. В первую очередь речь идет об одном из лидеров восстания 1863 года Кастусе Калиновском.

В авангарде кампании травли оказалась инициатива под названием российско-белорусская ассоциация историков «Союзная инициатива памяти и согласия», которую учредили Институт истории Национальной академии наук Беларуси и российский фонд «Историческая память» в 2016 году. Именно эта группа историков активно участвовала в так называемых «войнах памяти», публиковала исследования по участию коллаборантов стран Восточной Европы в преступлениях против человечества (отметим, в Беларуси эта тема не вызывает никаких споров, оценки давно даны и в стране сложился национальный консенсус по поводу преступлений нацистов), но не забывала и более давние события, очерняя лидеров национально-освободительных движений, боровшихся с российским империализмом.

Инициатива не привлекала к себе особого внимания до той поры, пока основные тезисы сторонников кремлевской «мягкой силы» не зазвучали из каждого утюга беларусской пропаганды и не были озвучены лично Александром Лукашенко.

Что же это за организация, способная навязать собственные представления политической элите целой страны? Давайте разбираться.

Начнем с того, что никакой российско-белорусской ассоциации историков официально не существует. Такая организация не зарегистрирована ни в Беларуси, ни в России. Несмотря на то, что в Беларуси деятельность от имени незарегистрированной организации до недавнего времени была уголовно наказуема (ст. 193.1 УК была отменена лишь в 2018 году, при этом административная ответственность осталась), «ассоциация» смогла провести десятки публичных мероприятий, опубликовать сотни статей, издавать журнал «Белорусский исторический обзор», запустить сайт belhistory.by и вести активную жизнь в социальных сетях. Ее работу освещали крупнейшие государственные СМИ, а фронтменом в Беларуси выступал директор института истории НАН Вячеслав Данилович, который пошел на повышение и возглавил Академию управления при президенте.

Известно, что финансировался запуск «ассоциации» за счет российского гранта в 2,5 млн рублей от Национального благотворительного фонда. Деньги на реализацию проекта были выделены российскому Фонду содействия актуальным историческим исследованиям «Историческая память», который возглавляет россиянин Александр Дюков.

Лишь 4 августа 2020 года Дюков и еще трое граждан России зарегистрировали «Ассоциацию Историков Союзного Государства», после чего переназвали аккаунты в социальных сетях, ранее принадлежавших «Союзной инициативе памяти и согласия», новым именем. В начале апреля прекратил работу и сайт belhistory.by — судя по Whois, домен забыли оплатить и он ушел на аукцион.

Фонд «Историческая память»

Ключевым партнером «ассоциации» выступал российский фонд «Историческая память». Эта организация скандально известна в странах Балтии, Польше, Украине и странах Западной Европы, однако наибольшую активность она показала в Латвии и Беларуси.

В конце ноября 2020 года российское издание «Досье» опубликовало расследование о вмешательстве Кремля во внутреннюю политику соседних стран. Среди обнародованных документов присутствовал и отчет о деятельности российской некоммерческой организации Фонд «Историческая память» за 2008 – 2018 годы. Он существенно отличается от открытого отчета этой организации за тот же период и во многом проливает свет на задачи и гибридную сущность структуры.

В документе говорится, что уставная цель фонда — «содействие объективным научным исследованиям актуальных страниц российской и восточноевропейской истории ХХ века с целью противодействия фальсификации истории в ущерб интересам России. Организацией также осуществляется работа в сфере защиты прав человека и гражданских прав русскоязычного населения на Украине и в Прибалтике».

Приоритетная сфера деятельности фонда — постсоветское пространство: Беларусь, Латвия, Литва, Молдова, Польша, Украина, Эстония. Фонд материально и публично поддерживается российскими государственными структурами.

Сеть

«Историческая память» создала разветвленную сеть «подконтрольных» (как они сами это называют) неправительственных организаций и наладила тестные контакты с академическим сообществом вышеназванных стран.

«Устойчивые партнерские отношения установлены с профильными академическими учреждениями, ВУЗами и неправительственными организациями в странах постсоветского пространства, а также в странах ЕС, в т.ч. в Австрии, Германии, Франции», – говорится в непубличном отчете.

В отчете прямо утверждается, что под контролем этой организации действуют информационный портал IMHOclub.lv, в отношении которого Полиция безопасности Латвийской Республики проводила расследование, а также — информационный портал IMHOclub.by, который неоднократно указывался в списке сайтов, входящих в сеть гибридного воздействия на беларусский сегмент Интернета.

 

Основные подконтрольные (красная линия) и партнерские (синий пунктир) организации.

 

Непублично фонд сотрудничает с западным журналистским сообществом через собственные НПО, например, фонд поддержки независимой журналистики «Общество друзей Юманите», организует публикации «в мейнстримовой прессе европейских стран» и пресс-туры западных журналистов в «проблемные» точки постсоветского пространства (Донбасс, Крым, Абхазия).

«К настоящему времени фондом создана исследовательская сеть, позволяющая оперативно осуществлять архивные исследования по заданной тематике в архивах Белоруссии, Германии, Латвии, Литвы, США, Франции и Эстонии. К работе по данным тематическим проектам привлекаются как российские, так и зарубежные историки; итоговые научные издания и выставки выходят под грифами академических и архивных учреждений, авторитетных западных НПО исторического профиля», — отчитываются о своей работе создатели фонда.

 

Схема 2. География партнерских и подконтрольных организаций
Примечание: зелеными флажками обозначены подконтрольные, синими флажками — партнерские организации

 

Активные мероприятия в Беларуси

Согласно отчету, в Беларуси работа осуществляется с 2016 года как напрямую фондом, так и через его дочернюю организацию — российско-белорусскую ассоциацию историков «Союзная инициатива памяти и согласия», созданную совместно с Институтом истории НАН Беларуси.

«В 2016 – 2018 г. под эгидой ассоциации проведено 4 международных научных конференции, 6 круглых столов, участие в которых принимали 92 историка из России, Белоруссии, Польши, Литвы, Словакии, Израиля. В свет выпущено 4 монографии, 6 сборников документов, презентации которых проходили в Москве и Минске», — говорится в документе.

Российский фонд выделяет несколько приорительных задач по работе в нашей стране:

  • формирование отвечающих интересам России и корректных с научной точки зрения представлений о совместной истории двух стран;
  • организация тесного взаимодействия с местными академическими, архивными и музейными структурами, реализации совместных проектов;
  • оказание влияния на содержание историко-политических проектов, реализующихся местными академическими структурами по инициативе Администрации Президента РБ;
  • системное оппонирование и дискредитация деятельности антироссийски настроенных националистических историков;
  • поддержка лояльно настроенных к России беларусских историков.

В отчете представители фонда хвастаются одним из успешных кейсов по дискредитации идеи создания мемориала в Курапатах.

«Налаженные в политико-экспертных кругах Белоруссии связи позволили узнать (интересно, кто бы это мог быть — прим. автора), что Администрация Президента РБ заказала научную проработку проблемного вопроса о Куропатах. Фондом «Историческая память» в сжатые сроки было проведено исследование численности расстрелянных в Куропатах. По результатам исследования в российских научных журналах была опубликована серия статей о реальных масштабах советских репрессий в Белоруссии. Было доказано, что в Куропатах расстреляно не 250, а 7-8 тысяч человек. Через имеющиеся возможности опубликованные нами принципиальные оценки удалось включить в итоговый сборник для Администрации Президента РБ», — говорится в документе.

В итоге российские гибридные историки подготовили совместный с Национальным архивом Беларуси сборник документов об окончании «Большого террора» 1937 – 1938 гг. в БССР.

«Эти издания позволят закрепить в белорусском научном и медийном обороте отвечающие российским интересам адекватные представления о масштабе советских репрессий», — без стеснения объясняют основную задачу своих исторических изысканий представители фонда.

Еще один успешный, по мнению представителей фонда, кейс описывает «активное мероприятие» по оказанию «определенного воздействия на белорусско-украинские и белорусско-латвийские отношения» с помощью форсирования болезненной для соседних народов темы преступлений, совершенным на территории Беларуси прибалтийскими и украинскими коллаборационистами. Для этого фондом «Историческая память» были подготовлены, выпущены в свет и презентованы в Минске три документальных сборника о преступлениях во время ВОВ.

Авторы отчета не скрывают, что Беларусь является наиболее комфортной страной для работы «Исторической памяти» и, очевидно, высоко ценят уровень взаимного доверия и сотрудничества с беларусскими официальными органами.

 

Рабочая сеть из историков и политических экспертов, на постоянной основе сотрудничающих с фондом и его дочерними структурами

 

Кто такой Александр Дюков

Размах работы «Исторической памяти» и тесное взаимодействие организации с российскими государственными структурами заставляет пристальнее присмотреться к персоне главы фонда.

Александр Решидович Дюков — российский историк-архивист, научный сотрудник Института истории Российской Академии Наук, координатор Группы информации по преступлениям против личности (IGCP). Интересно, что страсть к гибридным мероприятиям у Дюкова буквально в генах. Его прадед по матери – Илья Старинов – легендарный диверсант, которого многие называют «дедушкой советского спецназа». Начиная с середины 20-х годов прошлого века Старинов готовил подрывников и диверсантов. Во время войны в Испании Старинов был организатором диверсионной деятельности и действовал под прямым командованием создателя и руководителя советской военной разведки Яна Берзина, главного советского военного советника при республиканском правительстве Григория Штерна и Кирилла Мерецкова, который в последствии стал Маршалом Советского Союза. Позднее Илья Старинов участвовал в нападении СССР на Финляндию, готовил партизан и диверсантов для действий на оккупированной территории Советского Союза и стран Восточной Европы. После окончания Второй мировой войны участвовал в подавлении антикоммунистического партизанского движения на территории Украины, а затем преподавал в различных вузах МГБ/КГБ до 1987 года — практически до самого распада Советского Союза. О Старинове написаны десятки книг, он также стал прототипом одного из героев популярного фильма «Подпольный обком действует» – об организации партизанского движения на оккупированных территориях СССР.

Такое родство Дюкова со Стариновым, имеющим столь высокие заслуги перед советским строем, могло бы быть просто забавной деталью, но в позднем Советском Союзе и нынешней России это может говорить о большем. Семьи Примаковых, Молотовых/Никоновых многие называют примером того, как принадлежность к определенной династии может также быть признаком принадледлежности к своего рода «глубинному государству», обеспечивающему преемственность политического курса России, несмотря на смену политического строя.

Следует отметить, что Дюков, в отличие от многих своих коллег по пропагандистскому цеху, может иметь мнение, отличное от официально принятого в России, и действительно пытается опираться на исторические факты. Он способен признавать то, что нынешнее руководство России считает неудобным или попросту отрицает. Так, например, он считает, что ответственность за массовые внесудебные казни польских военнослужащих в Катыни несёт НКВД. Но при этом не считает, что политика СССР в отношении региона была неправильной.

«Вместе с тем, скорбя по погибшим в Катыни, мы в России не забываем о том, что если в Катыни был совершен расстрел польских офицеров, это не значит, что политика Советского Союза в Западной Украине и Западной Белоруссии в целом была неправильной», – пишет он в одной из своих статей.

Дюков называет исследования коммунистического террора деятельностью, направленной против России, и оспаривает масштаб репрессий в отношении народов Восточной Европы. Выше мы уже приводили пример Куропат. Мемориал, по мнению коллег Дюкова, неуместен, так как там было убито не 250 тысяч человек, а (всего?) около 7-8 тысяч.

Впрочем, нередко Дюкову изменяет выдержка. Например, его разозлил латвийский фильм «Советская история», посвященный репрессиям против латышей и советско-гитлеровскому сотрудничеству накануне и в первой части Второй мировой войны и он написал в своём «Живом журнале»: «Я человек спокойный, но после просмотра 2/3 фильма у меня было одно желание: лично убить режиссёра и сжечь нахер латышское посольство».

Одним из излюбленных коньков Дюкова является трагедия еврейского народа на территориях, оккупированных нацистами в годы Второй мировой войны. В своих статьях, книгах и монографиях он много пишет о роли украинцев, латышей и литовцев в организации Холокоста и о других имевших или не имевших места преступлениях представителей одних оккупированных народов против других оккупированных народов. Отметим, что в соответствии с нормами международного права и соглашениями о законах и обычаях сухопутной войны, с фактическим переходом власти из рук законного правительства к занявшему территорию неприятелю последний обязан принять все зависящие от него меры к тому, чтобы, насколько возможно, восстановить и обеспечить общественный порядок и общественную жизнь, уважая существующие в стране законы. Поэтому подавляющее большинство историков соглашаются с тем, что за бесчинства, происходившие на оккупированной территории, несёт ответственность оккупант. Тем не менее, за каждым таким эпизодом стоят судьбы и страдания реальных людей, а спекуляции на этой теме могут надолго отравлять отношения между народами.

Пристальное внимание к таким эпизодам многое говорит о стиле работы главы фонда «Историческая память». Наиболее образно его деятельность можно описать как засовывание пальцев в болезненные раны, которые действительно в значительном количестве существуют в силу трагических событий прошлого века.

Многие эксперты обращают внимание не только на близость «Исторической памяти» к МИДу и Администрации президента РФ, но и на удивительную способность Дюкова получать доступ к закрытому архиву ФСБ.

«Хотя у Александра Дюкова, как у историка, нет ни ученой степени, ни выдающихся профессиональных достижений, он очень легко получает доступ к документам, хранящимся в архиве Федеральной службы безопасности (ФСБ) России. Для обычных историков, в том числе и граждан России, двери этого архива прочно закрыты. Следовательно, А. Дюков точно действует с полного ведома и одобрения ФСБ», – говорится в отчёте Службы национальной охраны Эстонии.

Отметил это и российский историк Алексей Миллер. Комментируя книгу Дюкова об участии УПА в геноциде евреев, он отметил«Первая книжка посвящена политике УПА — Украинской повстанческой армии в отношении евреев. Книжка по содержанию более или менее пристойная. Но тут как бы совпадение интенций и исторической правды получается. Потому что ему важно было показать, что УПА плохо обходилась с евреями. Действительно, плохо обходилась. Что в этой книжке бросается в глаза, так это большое количество материалов из архивов ФСБ, которые, как отмечается, впервые вводятся в научный оборот».

Миллер также считает, что заявления Дюкова разрушают пространство для общественного диалога по историческим проблемам.

Кастусь Калиновский

Ярким примером разрушения пространства для общественного диалога является «демистификация» национального беларусского героя Кастуся Калиновского, на которую фонд «Историческая память» тратит, по ощущениям, больше, чем на пособников нацистов.

Легендарный Кастусь, в честь которого названы улицы и установлены памятники еще при СССР, настолько мешает Дюкову, что ради его дискредитации пришлось собирать целую электронную базу «Жертвы повстанческого террора, 1863 год». Гибридные историки не поскупились и создали отдельный сайт с привлекательным дизайном, на котором регулярно публикуются очерняющие национального беларусского героя статьи. Тему шельмования исторических беларусских персонажей, не связанных с Россией, продвигают с подачи фонда не только псевдоисторики, но и ведущие российские СМИ, и даже российские дипломаты.

Таким образом, дискредитация страниц и героев беларусской истории, не связанных с Россией или противостоявших ей, стала одним из основных направлений деятельности фонда «Историческая память» в нашей стране, а попытка запретить национальнуцю символику и шельмование исторических национальных героев можно расценить как продукт влияния российских властей в целом на принятие актуальных решений в Беларуси.

P.S. Из интервью директора Бюро по защите конституции Латвии Я. Кажоциньша (24 июля 2010 г.): «Вы говорите, главным образом, о публикациях фонда «Историческая память». Они в кругу интересов наших служб… По терминологии служб СССР, я бы назвал такие действия «активными мероприятиями»».

Материал также доступен на Reform.by

The article is available in English «Active measures»: who is behind the defamation of Belarusian national symbols and heroes

Последнее в категории «Статьи»