ОТ РИТОРИКИ «КРЕПОСТИ» К РИТОРИКЕ ВОЙНЫ 

ОТ РИТОРИКИ «КРЕПОСТИ» К РИТОРИКЕ ВОЙНЫ
Фото: Unsplash/Peter Lawrence

Скачать .PDF (518,15 Kb)

Трансформация основных нарративов прокремлевской пропаганды в Беларуси до и после начала российской агрессии против Украины. 

Данное исследование ставит перед собой цель проследить изменения, возникшие в прокремлевской пропаганде в Беларуси в связи с подготовкой, началом и проведением широкомасштабного вооруженного вторжения России в Украину, начавшегося 24 февраля 2022 г. Мы ставили своей задачей определить, произошла ли на фоне подготовки к войне и в ходе самой агрессии трансформация или исчезновение существовавших ранее сюжетных и смысловых линий (нарративов) пропаганды и появились ли новые нарративы. В ходе исследования нами проводился анализ высказываний в беларусских пропагандистских медиа и направленных на беларусскую аудиторию российских СМИ в течение первых трех кварталов 2022 г., и эти данные сравнивались с результатами предыдущего периода нашего наблюдения – после начала массовых протестов в Беларуси и до момента непосредственных приготовлений к агрессии против Украины (август 2020 г. – декабрь 2021 г.).

По мере приближения к началу нападения на Украину риторика Кремля становилась все более агрессивной. Начиная с 2014 года, то есть со времени аннексии Крыма и начала вооруженного конфликта на Донбассе, основные ресурсы пропаганды были направлены на решение задач по идеологической мобилизации российского общества перед лицом «внешних угроз». Апогея эта риторика ненависти достигла в ноябре-декабре 2021 года, когда планы Кремля по эскалации военной конфронтации стали окончательно ясны.

Усилия пропагандистских СМИ в России в то время были направлены на оправдание агрессии, поддержание «истерического» уровня общественного единения, продвижение ультимативных и заведомо невыполнимых требований Кремля к Европе и миру.

При этом беларусские СМИ, начиная с сентября 2020 г., после высадки в Минске «десанта RT», практически полностью синхронизировались с российской пропагандой и следовали в фарватере основных кремлевских установок. Тем не менее, местные, беларусские сюжеты – прежде всего, борьба с «внутренними врагами» в лице независимой оппозиции, медиа и участников массовых протестов – доминировали в медиапространстве Беларуси. С подготовкой и началом войны ситуация изменилась.

Согласно исследованиям iSANS, в конце 2020 г., после синхронизации беларусских СМИ с российской пропагандой, глобальные нарративы (метанарративы) прокремлевской пропаганды в Беларуси были следующими:

  • Нарративы по Беларуси, состоявшие из утверждений, что Беларусь – часть «русского мира», а беларусы – часть русского народа; успешное будущее Беларуси возможно лишь в союзе с Россией или в ее составе; история Беларуси связана с российской либо является чужой и бесславной; беларусская государственность, язык и культура неполноценны; беларусские исторические символы – пронацистские и бесславные; беларусская оппозиция и активисты – марионетки Запада, националисты и террористы.
  • Нарративы по Украине, эксплуатировавшие основные «анти-майданные» установки о том, что Украина находится под внешним управлением и во власти марионеток Запада; ей управляет «нацистская хунта», пришедшая к власти в результате государственного переворота; Украина не обладает легитимностью, это искусственно созданное государство, «государство-фейк»; без союза с Россией Украина обречена на развал и не имеет перспектив государственности; Россия не имеет отношения к конфликту на Донбассе; присоединение Крыма было оправданным и легитимным; в Украине идет «гражданская война»; Украина вынашивает агрессивные планы в отношении Беларуси, Украина сбила малазийский «Боинг»  и т.д.
  • Нарративы по Польше и странам Балтии продвигали посылы об империализме и захватнических планах Польши, русофобии и антироссийских планах Польши и балтийских стран, социально-экономической деградация в Польше и балтийских странах, о тоталитаризме и неонацизме в Польше и балтийских странах и о том, что эти страны – марионетки Брюсселя, НАТО и США.
  • Антизападные нарративы строились на мифах о том, что в западных странах – русофобия и фашистские тенденции; «коллективный Запад» стремится ослабить, разделить или уничтожить Беларусь, Россию и Украину; он финансирует «цветные революции», оппозицию и протесты в Беларуси Запад подрывает беларусско-российский союз и атакует Россию через Беларусь; на Западе – социально-экономический кризис и моральный упадок; Евросоюз и страны ЕС – вассалы США и НАТО; Запад расколот, что приведет его к неизбежному коллапсу.

С началом российской агрессии против Украины эти метанарративы в целом сохранились, но претерпели серьезную трансформацию: например, беларусские сюжеты были вытеснены пророссийскими на периферию информационной повестки. Фокус пропаганды на лидерах оппозиции и на массовых протестах «потерял резкость». Отныне место объекта для ненависти прочно закрепилось за Украиной и Западом.

На смену прежним сюжетным линиям пришли новые, появление которых стало возможным после начала войны. Среди них, прежде всего – оправдание российской агрессии и (со-)участия в ней Беларуси, обоснование необходимости «военного союза» с Россией, для которой Беларусь является «надежным щитом» ее западных границ, дискредитация Украины, угрозы в ее адрес в ответ на «попытки Украины и Польши» ударить по Беларуси и России, утверждения, что в развязывании войны виноват Запад, а не Россия, энергетический кризис в Европе, замалчивание преступлений российской армии и успехов ВСУ и т.д.

Весь доклад можно скачать ниже по ссылке.

 

Скачать .PDF (518,15 Kb)

10.11.2022